.RU

Палеонтологический институт РАН - Программа конференц-зал Палеонтологического института ран 28 января 2008 г


^ Палеонтологический институт РАН

В юрских отложениях Украины и России род Discohelix Dunker, 1847 – редкая группа гастропод, в то время как в остальной Европе это довольно обычный элемент тепловодной фауны. К настоящему времени из рэтских – оксфордских отложений этого региона описано более 50 видов данного рода. Территория географического распространения Discohelix включает Европу (Италия, южная часть Великобритании, Венгрия, Германия, Польша, Россия, Украина, Франция, Швейцария), Северную Африку (Марокко), Западную Африку (Танзания), Ближний Восток (Синайский п-ов, Саудовская Аравия), Индию (Гуджарат) и Южную Америку (Чили, Аргентина). Виды Discohelix в тепловодных фациях Кавказа и Крыма были обнаружены В.Ф. Пчелинцевым. Он описал из плинсбаха Кавказа Discohelix orbis Reuss, 1852 (Пчелинцев, 1927а, 1932, 1937), из верхнего байоса–бата Горного Крыма Solarium planum Pčelintsev, 1927, S. cf. hoernesi Laube, 1868 и S. abruptum Cossmann, 1885 (Пчелинцев, 1927б), а из келловея Дагестана Solarium cf. tuberculosum (Thorent, 1839) (Пчелинцев, 1927в). Все виды Solarium впоследствии им были отнесены к роду Discohelix (Пчелинцев, 1963). К сожалению, большинство видов, отнесенных Пчелинцевым к Discohelix, не были изображены, и об их морфологии можно судить только по кратким диагнозам. Нами проведено этот материал был переизучен. В результате «дискогеликсы» были переопределены следующим образом: Discohelix orbis как Discohelix sp. (D. ex gr. orbis), Solarium planum – Kosmomphalus sp., S. cf. hoernesi – Discohelix ? alta (d’Orbigny, 1853), S. abruptum – Discohelix sp. ind., а Solarium cf. tuberculosum как Discohelix sp. [D. ex gr. excerta (Hudleston, 1892)]. Также переизучен Discohelix alternata Gerasimov, 1992 из среднего келловея Московской области. Из юры правобережной Украины И.М. Ямниченко (1987) описал три вида, отнесенных им к роду Discohelix: D. anellus Yamnichenko, 1987, D. desertus Yamnichenko, 1987 (верхний байос) и D. glomus Yamnichenko, 1987 (верхний келловей). Судя по иллюстрациям, первый вид является представителем рода Asterohelix, тогда как два других имеют неясное систематическое положение. Кроме того, в новых материалах из нижнего келловея Горного Крыма мною определен Discohelix sp. [D. aff. guembeli (Ammon, 1892)], а в верхнекелловейских отложениях Воронежской антеклизы найдены раковины нового вида Discohelix. Почти все виды этого рода встречены в тепловодных карбонатных отложениях совместно с другими теплолюбивыми группами, то есть род Discohelix можно рассматривать в качестве тетического рода – индикатора высокой температуры воды. Наиболее холодоводными можно считать виды, описанные с территории России. Так, D. alternata Gerasimov, 1992 найден в карбонатно-глинистых прибрежных мелководных отложениях среднего келловея, по условиям накопления, вероятно, близких к среднеюрским «оолитам» Западной Европы. Помимо высокой карбонатности осадка, о высокой температуре воды свидетельствуют находки крупных разрозненных колоний склерактиний Thamnasteria (диаметром до 0,5 м). Эти отложения маркируют период температурного максимума в Русском море в келловейский век, достигшего пика во время coronatum. Однако раковины нового верхнекелловейского вида Discohelix из Воронежской области найдены в низкокарбонатных глинах. Это, видимо, единственный вид, который уверенно можно считать суббореальным и этим он отличается от всех прочих. Кроме того, это один из наиболее поздних видов рода Discohelix. Работа выполнена в рамках проекта РФФИ 04-07-01242.


^ РЕАКЦИЯ МИКРОПЛАНКТОНА НА УСЛОВИЯ ЖИЗНИ И ПРОЦЕССЫ

ФОРМИРОВАНИЯ ОСАДКОВ В РАЙОНЕ СЕВЕРНОГО СКЛОНА

ВОЗВЫШЕННОСТИ РИУ-ГРАНДИ ЮЖНОЙ АТЛАНТИКИ

О.Б. Дмитренко1, Н.С. Оськина1, Н.П. Лукашина2
1Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН , senidol@yandex.ru
2Атлантическое отделение Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН


Исследованы планктонные (ПФ), бентосные фораминиферы (БФ) и нанопланктон (НП) из разреза колонки АСВ-1447, поднятой в ходе 17-го рейса НИС «Академик Сергей Вавилов». Колонка длиной 375 см располагалась на глубине 3905 м в координатах 26º56’ ю.ш., 34º08’ з.д. на континентальном склоне Южной Америки у подножья возвышенности Риу-Гранди. Осадки разреза представлены в основном гемипелагическими илами, карбонатными и мергельными. Четвертичный возраст разреза определяется наличием вида-индекса Globorotalia truncatulinoides и НП. Палеотемпературный анализ позволил построить палеотемпературную кривую по ПФ, показывающую два теплых пика. Во время формирования верхнего пика (7–9 см) температура поверхностной воды достигала 26°С, что выше современной на 3–4° и может указывать на более мощное, чем в настоящее время, тепловодное Бразильское течение. Нижний теплый пик в 24°С зафиксирован на уровне 69–71 см в разрезе верхнего плейстоцена, сильно затронутого процессами растворения, в результате чего полученная температура предположительно завышена на 2–3°. Этот пик отражает 3 изотопно-кислородную стадию, соответствуя времени межстадиала последнего оледенения (30–40 тыс. лет назад).

По изменению концентрации, видового разнообразия и соотношения основных видов БФ, а также при сравнении этих параметров с таковыми в известных, всесторонне изученных колонках, датированных изотопно-кислородным методом, в разрезе колонки АСВ-1447 были выделены морские изотопные стадии (МИС) 1–6. Изменчивость циркуляции водных масс в придонных слоях южной части Бразильской котловины в конце позднечетвертичного времени, восстановленная по этим данным, показала, что наибольшее поступление антарктической донной воды происходило в начале последнего оледенения (МИС 4, 74–163 см), тогда как в конце оледенения (МИС 2, 15–48 см) ее концентрация была минимальной за весь исследуемый период времени. Незначительная примесь североатлантической глубинной воды появлялась в южной части Бразильской котловины в последнее межледниковье (МИС 5, 163–260 см), в конце последнего оледенения (МИС 2) и в голоцене (МИС 1, 0–15 см). Во время оледенения оползневые явления были активнее, чем в межледниковья. Поверхностная продуктивность была выше в холодные периоды (МИС 2, 4, 6), чем в теплые (МИС 1, 5).

По НП осадки принадлежат верхнему плейстоцену–голоцену. Образование осадочной толщи в районе колонки связано с присутствием большого количества переотложенных видов плиоцена, миоцена и палеогена. Интенсивный приток аллохтонного карбонатного кокколитового материала предполагает высокие скорости его поступления, что может быть связано с воздействием суспензионных потоков или оползания осадочного вещества. Более вероятным представляется местное поступление переотложенного материала со склонов поднятия Риу-Гранди в течение позднего плейстоцена–голоцена. Продвигаясь с высокой скоростью по каналу Вима, холодная антарктическая донная вода выносит НП, вымывая его из бортов канала, прорезающего возвышенность Риу-Гранди. Интенсивное перемешивание кокколитов привело к хаотичному распределению присутствующих в разрезе видов-индексов миоцена и плиоцена, на которых основаны зональные схемы по кокколитам.


^ ОСАДОЧНЫЕ СЕКВЕНЦИИ В ОРДОВИКЕ РУССКОЙ И СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМ

А.В. Дронов

Геологический институт РАН, dronov@ginras.ru


В результате проведенных в 2006 и 2007 гг. полевых исследований, в ордовикских отложениях Сибирской платформы удалось установить ряд связанных с колебаниями уровня моря циклитов (осадочных секвенций), которые могут быть сопоставлены с соответствующими секвенциями ордовикского бассейна Балтоскандии на Русской платформе. Снизу вверх это следующие осадочные секвенции:

1) Пакерортская. На Русской платформе охватывает интервал разреза от несогласия в подошве «оболовых песков» до несогласия в кровле «диктионемовых сланцев». На Сибирской платформе несогласие в подошве этой секвенции практически не проявлено, что может свидетельствовать о его региональной природе. Зато несогласие в кровле секвенции проявлено в бассейне Иркутского амфитеатра очень хорошо. Оно приурочено к границе усть-кутской и ийской свит.

2) Латорпская. На Русской платформе она охватывает интервал от несогласия в кровле «диктионемовых сланцев» до поверхности «стекла» в подошве волховского горизонта. В ордовикском бассейне Иркутского амфитеатра (в среднем течение реки Ангары) подошва латорпской секвенции сопоставляется с эрозионной поверхностью на границе усть-кутской и ийской свит. Она отмечена резкой сменой карбонатного типа осадконакопления силицикластическим, что произошло, по-видимому, в результате резкого падения уровня моря, сопровождавшегося уничтожением мелководной «карбонатной фабрики» с возобновлением, при последующем быстром подъеме уровня моря, накопления кварцевых песков.

3) Волховская. На Русской платформе она охватывает интервал от поверхности «стекла» до несогласия в подошве кундаского горизонта. В разрезах среднего течения Ангары этот рубеж соответствует границе ийской и бадарановской свит. В последнем случае, граница совпадает с эрозионной поверхностью, на которую налегает пачка (0,6м) кварц-глауконитовых песчаников, обогащенных биокластами и конгломератов. Ниже и вышележащие отложения представлены однотипными косослоистыми чистыми кварцевыми песчаниками. Эрозионная граница интерпретируется как граница осадочных секвенций и трансгрессивная поверхность. Обогащенная глауконитом пачка соответствует конденсированному разрезу, и формировалась во время быстрого подъема уровня моря, когда снос силицикластического материала с ближайшей суши подавлялся.

4) Кундаская. На Русской платформе секвенция соответствует интервалу разреза от несогласия в подошве кундаского горизонта до несогласия в подошве азериского горизонта. В ордовике Иркутского амфитеатра ей соответствует интервал от подошвы бадарановской свиты до «внутримамырского несогласия». В опорном разрезе ордовика на реке Кулюмбэ подошва секвенции соответствует границе ильтыкской и гурагирской свит и отмечает собой резкую смену карбонатного типа осадконакопления силицикластическим. Он интерпретируется как граница осадочных секвенций, которая сформировалась в результате резкого падения уровня моря, сопровождавшегося существенной эрозией подстилающих отложений. Так, отложения кимайского горизонта эродированы во многих регионах платформы. Кровля секвенции представлена несогласием в подошве амарканской свиты.

5) Таллинская. На Русской платформе секвенция соответствует интервалу разреза от несогласия в подошве азериского горизонта до «двойной поверхности перерыва» в кровле кукрузеского горизонта. На Сибирской платформе подошва секвенции совпадает с подошвой волгинского горизонта. В разрезе по реке Кулюмбэ она представлена трансгрессивной поверхностью, совпадающей с границей гурагирской и амарканской свит. Этот рубеж связан с крупной трансгрессией, приведшей к распространению однотипных фаунистических сообществ по всей территории Сибирской платформы. Кровля секвенции совпадает с региональным несогласием в подошве чертовского горизонта, которое хорошо проявлено как на севере, так и на юге Сибирской платформы.

6) Кегельская. На Русской платформе соответствует интервалу разреза от поверхности несогласия в кровле кукрузеского горизонта, до поверхности несогласия в подошве кейлаского горизонта. Практически на всей территории Сибирской платформы подошва секвенции представлена трансгрессивной поверхностью, совпадающей с подошвой чертовского горизонта. В ордовикских разрезах Игаро-Норильской зоны и Иркутского амфитеатра на этом уровне фиксируются следы эрозии (конгломерат) и резкого углубления. Чертовская трансгрессия одна из наиболее ярко проявленных трансгрессий в ордовике Сибирской платформы. Более высокие горизонты ордовика на Сибирской платформе, как правило, срезаны поверхностью предсилурийской эрозии. Они сохранились, по-видимому, лишь в осевой части Тунгусского бассейна и для их секвенс-стратиграфического расчленения пока не хватает данных. Работа выполнена при финансовой поддержке проекта РФФИ 07-05-01035 и является вкладом в международный проект IGCP 503.


^ Драматические эпизоды фаменской летописи ХР. БОЛЬШОЙ КАРАТАУ (ЮЖНЫЙ КАзахстан)

В.Г. Жемчужников ¹, Ю.А. Гатовский ²

¹ Институт геологических наук им. К.И. Сатпаева, Республика Казахстан

² Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова


Хр. Большой Каратау (Ю. Казахстан) заключает 10–15 км осадочную призму карбонатно-терригенных отложений, накопившихся на зрелой пассивной окраине палеозойского континента Казахстания при термальном погружении блоков и серии трансгрессивно-регрессивных эпизодов. Завершающий этап истории района связан с девонско-раннекаменноугольным трансгрессивным циклом 2-го порядка, в результате которого возникла обширная карбонатная платформа.

В разрезах карбонатной платформы Большого Каратау, начавшей свое развитие в раннем фамене на красноцветной молассе, наиболее ярко циклическое строение проявилось в середине и верхах фамена и укладывается в циклы IIe и IIf (Johnson et al., 1991).

Первое заметное падение уровня моря, отвечающее верхам зоны rhomboidea – низам зоны marginifera, связано с широким распространением мелководных сублиторальных и субаэральных карбонатов в мелководных разрезах, относимых к акжарской свите. В глубоководных фациях с ними сопоставляются ритмичные алевролиты, мергели и известняковые турбидиты Центрального Каратау, известные как уртандинская свита. Эта позиция литостратонов подтверждается конодонтами Palmatolepis rhomboidea, Pa. minuta minuta, Polygnathus planirostratus, Po. lanceolus, Po. praestyriаcus, Icriodus alternatus.

Последующий, достаточно быстрый подъем уровня моря вызвал широкое развитие интенсивно биотурбированных тонкозернистых карбонатов фаций приглубой лагуны с обильной тонкостенной раковинной фауной, которые в Северо-Западном Каратау также выделялись как уртандинская свита. В них распространены конодонты средней и верхней части зоны marginifera: Palmatolepis marginifera marginifera, Pa. distorta, Pa. glabra pectinata, Polygnathus semicostaus, Po. subnormalis, Po. incomptus.

Предполагается, что так называемая уртандинская маркирующая свита в разных фациальных зонах занимает разные стратиграфические уровни, имеет разнофациальную природу и не может рассматриваться как стратомаркер для всего Каратау. Первое появление зонального вида Palmatolepis marginifera в Большом Каратау не отвечает основанию одноименной зоны и определяется появлением в верхах подстилающих толщ комплекса региональных видов Polygnathus incomptus и Po. subnormalis.

Этап относительной стабилизации с регрессивной тенденцией в конце цикла IIe в мелководных зонах совпал с компенсированным накоплением органогенно-обломочных карбонатов беркутсайской свиты. Одновременно с ростом поднятий в смежных депрессиях с ограниченным водообменом, в обстановках с нарастающим кислородным дефицитом формировались тонкозернистые глубоководные фации ачисайской и акбулакской свит, сменившиеся проградационными турбидитами тассарайской свиты. Кульминация этого цикла связана с резким падением уровня моря и накоплением в депрессиях аллохтонного грубообломочного материала дебриcных потоков. В мелководных зонах в результате резкого обмеления широко представлены строматолитовые горизонты. В конце цикла IIe достаточно высок эндемизм фаунистических комплексов, особенно в мелководных биотопах. Характерными конодонтами для этого уровня являются: Alternognathus sp. nov., Polygnathus sp. nov. и Po. srteeli. Однако резко проявившаяся регрессия позволяет скоррелировать разнофациальные разрезы с основанием зоны expansa, к которой и приурочено очередное падение уровня моря.

В конце фамена толщи резко огрубляются во всех фациальных зонах, с накоплением караунгурских и шалкиинских карбонатов, что было связано с новой трансгрессией (зоны expansa и praesulcata) на расчлененный рельеф, образовавшийся в конце предыдущего цикла. Завершение цикла IIf знаменуется новым и более крупным падением уровня моря в середине зоны praesulcata. Этот интервал охарактеризован фауной крайне слабо. Тем не менее, редкие находки конодонтов Bispathodus costatus, B. aculeatus aculeatus, B. aculeatus plumulus, B. aculeatus anteposicornis и фораминифер, включая зональный вид Quasiendothyra kobeitusana, и совпадающие с этим биостратиграфическим уровнем события аномальной седиментации, выраженные доломитовым метасоматозом и хардграундами, а также массовыми линзами гравитационных брекчий, свидетельствуют о близости границы девона и карбона в вышележащих мелководных турланских карбонатах. Последний стратиграфический уровень, отвечающий новому циклу в осадконакоплении, можно датировать верхами фамена – низами турне. Обращает на себя внимание тот факт, что так называемая искристая свита, часто рассматриваемая как стратомаркер, отвечает как минимум двум стратиграфическим уровням: более низкий, связанный с доломитовым метасоматозом верхов караунгурской свиты при осушении массива карбонатов и низким стоянием уровня моря, и более высокий, обязанный стабилизации уровня моря и накоплением осадочных доломитов.


^ ОСОБЕННОСТИ КОМПЛЕКСОВ НУММУЛИТИД И ОРТОФРАГМИН В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ ПЕРИТЕТИСЕ НА ГРАНИЦЕ ИПРА И ЛЮТЕТА

И В НИЖНЕМ ЛЮТЕТЕ

Е.Ю. Закревская

Государственный геологический музей им. В.И Вернадского РАН


Граница нижнего и среднего эоцена не отмечена значительными событиями в эволюции планктонных фораминифер и известкового нанопланктона, с чем связано отсутствие четких критериев ее проведения в общей шкале палеогена. Среди крупных фораминифер (КФ) появление новых таксонов на данном рубеже происходит почти исключительно на видовом уровне. В то же время для нижнего лютета характерна дифференциация их комплексов как между крупными областями Центрального Тетиса и Северного Перитетиса, так и внутри них, что отражает палеогеографическую дифференциацию. Начало лютета в Тетисе характеризуется значительным видообразованием в группах гранулированных нуммулитов, распространением крупных нуммулитид и ортофрагмин. В Западном и Центральном Средиземноморье преобладают виды филогенетической группы N. burdigalensis, а в Восточном Средиземноморье и Закавказье – виды из группы N. partschi. Виды групп N. planulatus и N. aquitanicus присутствуют во всем Средиземноморье. В Северном Перитетисе в раннем лютете обособляются две подобласти: Западная (Центральная Европа) и Восточная (Крым–Приаралье). Нуммулиты, типичные для Тетиса (Nummulites laevigatus), присутствуют только в Центральной Европе. Состав нуммулитид С.-В. Перитетиса значительно отличается от тетического отсутствием гранулированных нуммулитов, редкостью ассилин. Только использование более космополитных ортофрагмин позволяет выделять биостратоны, коррелируемые с зонами тетической шкалы (SBZ-зоны). В С.-В. Перитетисе нижнелютетские КФ распространены во всех регионах мелководного осадконакопления от Сев. Причерноморья до Приаралья. Однако только в четырех регионах (Крым, Сев. Кавказ, Сев. Приаралье и Мангышлак) смена комплексов КФ на границе ипра и лютета прослежена в относительно непрерывных разрезах. Здесь в нижнем лютете выделяются два горизонта с различными комплексами КФ. В целом морфотип КФ нижнего горизонта более сходен с верхнеипрским, а верхнего – со среднелютетским.

Комплекс нижнего горизонта характеризуется уменьшением количества и разнообразия крупных форм, большинство которых переходят из верхнего ипра. Этот переход наиболее постепенен в Крыму, где в нижней части горизонта обычны ипрские N. polygyratus, N. formosus, N. irregularis, Assilina maior, Discocyclina stratiemanuelis. На Сев. Кавказе комплекс крупных нуммулитов обеднен, а дискоциклины и орбитоклипеиды ипра напротив более разнообразны. В Сев. Приаралье редкие N. pratti, N. polygyratus и N. formosus пересекают нижне-среднеэоценовую границу. На Мангышлаке комплекс КФ нижнего горизонта сформирован породообразующим мелким транзитным видом N. anomalus и редкими Asterocyclina taramellii, A. alticostata gallica, Discocyclina dispans taurica, D. pratti montfortensis (горизонт N. anomalus).

Только шесть таксонов, представленные редкими экземплярами, появляются в нижнем горизонте впервые. Это Nummulites aff. leupoldi, Assilina spira abrardi, Discocyclina granulosa, D. dispansa nussdorfensis, Nemkovella bodrakensis, Asterocyclina schweighauseri. В Крыму, Приаралье и на Сев. Кавказе в верхнем горизонте наблюдается переход от органогенных к пелитоморфным известнякам или глинам. В Крыму верхнему горизонту соответствует «зона мелких нуммулитов», в комплексе которой отсутствуют крупные ипрские нуммулиты, появляются Assilina tenuimarginata, Discocyclina radians noussensis и преобладают мелкие нуммулиты (N. aff. leupoldi, N. beatus, N. anomalus). Теми же фациями с более бедным комплексом представлен этот горизонт в Сев. Приаралье. На Сев. Кавказе верхняя часть нижнего лютета характеризуется обильными орбитоклипеидами из группы O. douvillei и O. varians, более редкими дискоциклинидами и нуммулитами; на Мангышлаке – породообразующими Nummulites aff. leupoldi и редкими Nemkovella bodrakensis, Discocyclina pratti montfortensis, D. pratti pratti.

Главная тенденция изменения КФ на границе ипра и лютета и в раннем лютете заключается в снижении их разнообразия, размеров и количества. Только на Сев. Кавказе разнообразие ортофрагмин (в основном орбитоклипеид) увеличивается. В целом перитетисный комплекс нуммулитид состоит из редких мелких космополитных и эндемичных (N. beatus) видов, что значительно отличает его от тетического. Ортофрагмины (за исключением Сев. Кавказа) представлены космополитными и редкими эндемичными дискоциклинидами (D. granulosa). Таким образом, в раннем лютете связь с тетическими морями сохранилась только в центральной части Сев. Кавказа, что подтверждает присутствие здесь тетических видов орбитоклипеид. Следует отметить различие нижнелютетских комплексов КФ и «нуммулитовых биофаций» на изученной территории. Их наибольшее сходство наблюдается между Крымом и Сев. Приаральем, наименьшее – между Сев. Кавказом и всеми другими регионами. В остальных областях С.-В. Перитетиса нижнелютетские КФ распространены спорадически в карбонатно-терригенных породах и представлены в основном мелкими дискоциклинидами, астероциклинами и нуммулитами (С.-В. Прикаспий, Нижнее Поволжье, Ю. Приаралье) или только дискоциклинидами и астероциклинами т.н. «бодракского комплекса дискоциклин» (Сев. Устюрт). Определить принадлежность этих слоев к нижней или верхней части нижнего лютета практически невозможно. Только два мелких вида (N. anomalus и N. bodrakensis) присутствуют во всех регионах С-В Перитетиса. Изменение фаций на ипрско-лютетском рубеже, изученное в непрерывных разрезах показывает незначительное обмеление бассейна (примесь окислов железа или песчаного материала, уменьшение доли матрикса) в Крыму, на Мангышлаке и Сев. Кавказе и отчетливую трансгрессию во второй половине раннего лютета. К этой трансрессивной фазе относятся слои с N. laevigatus Парижского бассейна. Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект 06-05-65172.


^ ЧТО ПОКАЗЫВАЮТ НАХОДКИ РЕЛИКТОВЫХ ТАКСНОВ ДОННЫХ БЕСПОЗВОНОЧНЫХ В СОВРЕМЕННЫХ ОКЕАНАХ?

О.Н. Зезина

Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН


1.Реликтовые таксоны среди брахиопод, моллюсков и иглокожих обнаруживают свое низкоширотное (тетическое) происхождение.

2.Наибольшее количество реликтовых находок в современных океанах приурочено к тропическому и тепловодно умеренным (двум субтропическим, низкобореальному и нотальному) широтным поясам.

3.Холодноводные (высокоширотные и глубоководные) реликты представляют собой измельчавшие (миниатюризированные) и упрощенные формы (среди беззамковых брахиопод это, например, Pelagodiscus atlanticus, а среди замковых – Platidia anomiodes и Annuloplatidia indopacifica), эврибатные и эврибионтные, способные жить даже вблизи гидротермальных полей.

4.По мере развития исследований в батиальной зоне океана (200–3000 м) обнаруживается, что наибольшее количество реликтовых таксонов сконцентрировано именно в батиали на склонах материков, островов и подводных поднятий. Последние служат естественными заповедниками реликтовых форм. Это подтверждается сборами донных беспозвоночных на подводных горах Атлантики, Тихого и Индийского океанов.

5.На примере реликтовых форм донных беспозвоночных прослеживается преемственность фауны в фаунистических центрах (или центрах перераспределения фауны, по терминологии А.Н. Миронова). Расположение этих центров на шельфах и склонах в западной части Тихого, Индийского и Атлантического океанов отражает фаунистическую асимметрию в каждом из океанов как неотъемлемое и стабильное планетарное свойство их биологической структуры. Подчеркивается постоянство Западно-Тихоокеанского (Вест-Пацифического) центра, а также преемственность Западно-Атлантического и Западно-Индоокеанского центров от Вест-Тетического.


^ УРОВНИ СОБЫТИЙНОЙ КОРРЕЛЯЦИИ МААСТРИХТ-ТАНЕТСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ СРЕДНЕГО И НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ

С.О. Зорина1, Д.А. Рубан2

1ЦНИИгеолнеруд, Казань

2Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону


Прослеживание в региональных осадочных последовательностях глобальных событий (в том числе эвстатических) позволяет определить корреляционно значимые стратиграфические уровни. Предпринятый анализ строения маастрихт-танетских толщ Среднего и Нижнего Поволжья, основывающийся на результатах полевых исследований, позволил реконструировать региональные колебания уровня моря в указанном интервале, выделить 3 секвенс-стратиграфические единицы, а также датировать их с помощью современной шкалы геологического времени (Gradstein et al., 2004). Максимумы трансгрессий имели место в середине маастрихта, в середине дания, а также в первой половине танета. Отмечен и ряд более мелких трансгрессивных событий (в конце маастрихта, в первой половине и конце зеландия). Крупные регрессии проявились на рубеже мела и палеогена, в конце зеландия и в конце танета, однако имели место и менее значительные регрессии (во второй половине маастрихта, на рубеже дания и зеландия и в середине зеландия). Сопоставление отмеченных событий с глобальными эвстатическими событиями, фиксируемыми кривой Miller et al. (2005), показывает их строгое соответствие. Это позволяет использовать уровни, отвечающие региональным трансгрессиям и регрессиям, для прямой корреляции региональной и глобальной стратиграфических шкал терминального мела и палеоцена. Это тем более важно, если учесть сохраняющуюся неопределенность относительно глобального стратотипа дания, т.к. правильность установления соответствующего GSSP в разрезе Эль-Кеф (Тунис) подвергается сомнению. Здесь необходимо отметить, что в Среднем и Нижнем Поволжье регрессия на рубеже мела и палеогена завершилась существенно раньше, чем это отмечено на глобальной эвстатической кривой. Два возможных объяснения такой диахронности регрессивного события предполагают влияние локальной тектоники или некоторые дефекты стратиграфической шкалы.


^ НОВЫЕ ДАННЫЕ О «ДВОЙНЫХ ЛИНИЯХ» БЕЛЕМНИТОВ И ИХ СИСТМЕАТИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ

А.П. Ипполитов

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова


Термин «двойные линии» (Doppellinen) был впервые введен Э. Штоллеем (Stolley, 1911) для обозначения мелких сдвоенных продольных бороздок на рострах белемнитов. Они являются парными элементами, расположенными на боковых сторонах ростров и имеют вид тончайших сдвоенных продольных бороздок со сглаженными бортами. Двойные линии могут сочетаться с различно расположенными одиночными бороздками, и обычно рассматриваются скорее как морфологический класс боковых борозд, чем гомологичные образования в пределах разных семейств белемнитов. Своеобразные двойные линии присутствуют и у ростров палеозойско-триасовых аулакоцерид.

Боковые борозды белемнитов изучены очень плохо: их сравнительный анализ, за исключением работ самого Штоллея, проводится только в статьях В.А. Густомесова (1962; 1973; 1978). В единичных работах других исследователей содержатся результаты наблюдений по отдельным родам (Нероденко, 1986; Mutterlose,1983 и др.), пригодные для построения заключений о морфологии этих образований. В настоящее время продольные бороздки, в том числе двойные линии, не используются при классификации на видовом уровне, что объясняется двумя основными причинами. Во-первых, боковые борозды отчетливо выражены не у всех экземпляров одного вида и часто полностью выполаживаются с образованием продольных уплощений – «полос», во-вторых, борозды, в том числе «двойные линии», не могут быть прослежены на рострах плохой сохранности. Сами двойные линии часто сливаются с образованием единой бороздки. Однако в одном случае наличие двойных линий является опорным демаркационным критерием для таксона ранга семейства – на основании именно этого признака была обоснована самостоятельность Oxyteuthididae по отношению к Cylindroteuthididae. Происхождение Oxyteuthididae до настоящего времени оставалось дискуссионным – на основании сходства боковых борозд, имеющих вид «двойных линий», с таковыми сем. Pachybelemnopseidae выдвигалась идея их происхождения от указанного семейства, тогда как другие признаки четко указывают на близость к Cylindroteuthididae. Помимо указанного семейства «двойные линии» характеризуют представителей семейств Duvaliidae, Pachybelemnopseidae, Belemnitellidae и Dimitobelidae, у которых они протягиваются почти вдоль всего ростра или только в его задней части, и всегда расходятся в передней части ростра. Из сказанного следует, что «двойные линии», за исключением одного случая (Oxyteuthididae), характерны для представителей семейств, имеющих альвеолярные борозды и объединенных Елецким (Jeletzky, 1965) в подотряд Belemnopseina, противопоставляемый им белемнитам с апикальными бороздами – подотряду Belemnitina. Хотя названия групп по номенклатурным причинам впоследствии неоднократно менялись, сам принцип деления белемнитов по положению борозд, впервые положенный в основу Елецким, используется и сегодня. Наличие двойных линий только среди семейств, включенных в «белемнопсеины», заставило Густомесова (1978) считать сам факт их наличия признаком высокого ранга, определяющим принадлежность к подотряду Belemnopseidae, и послужило основанием для включения в его состав семейства Oxyteuthididae.

Новые данные получены нами на материалах сборов автора из отложений различного возраста, от нижней юры до верхнего мела включительно. Они свидетельствуют о более широком распространении боковых линий среди белемнитов, чем ранее предполагалось. Типичные «двойные линии» обнаружены нами в трех различных семействах, включаемых Елецким в подотряд Belemnitina: у верхнетоарских Rhabdobelidae и Acrocoelitidae (по 1 виду) и у келловей-оксфордских Cylindoteuthidae (2 вида родов Cylindroteuthis и Holcobeloides). Во всех четырех случаях двойные линии занимают принципиально иную позицию на ростре, чем у семейств, включавшихся Елецким в Belemnopseina – вентролатеральное положение и протягиваются от переднего края, затухая ближе к заднему концу ростра. Никакого расхождения к переднему концу не отмечается. «Сдвоенность» вентролатеральной борозды у цилиндротеутид ранее упомянута в одной из статей Густомесова (1972). Особенно интересной представляется находка двойных линий у необычных нижнекелловейских цилиндротеутид, ранее описанных как Cylindroteuthis kowalevi. У ростров этих белемнитов, чрезвычайно похожих по форме на готерив-барремские Praeoxyteuthis, наблюдается комбинация из двух типов двойных линий: вентролатеральных, протягивающихся от переднего конца и исчезающих в задней части ростра, и латеральных, расположенных в задней части ростра, характерных для Oxyteuthididae и образованных в результате резкого сближения со смещением на середину боковой стороны вентролатеральных и дорсолатеральных борозд, хорошо выраженных у всех Cylindroteuthididae. Таким образом, наши находки позволяют сделать следующие выводы: 1) «двойные линии» присутствуют у представителей семейств белемнитов с апикальными бороздами («белемнитин» Елецкого), вопреки данным других исследователей; 2) их положение отлично от положения «двойных линий» у «белемнопсеин» Елецкого, таким образом, двойные линии в пределах разных таксонов белемнитов не являются гомологичными; 3) семейство Oxyteuthididae генетически тесно связано с Cylindroteuthididae, и есть все основания для понижения ранга этой группы до подсемейства; 4) в случае с Rhabdobelus изучение двойных линий позволяет положительным образом решить вопрос о филогенетической связи с нижнемеловыми Pseudobelus, которые в настоящее время считаются гомеоморфами. Работа поддержана программой фундаментальных исследований Президиума РАН «Происхождение и эволюция биосферы», направление 5 («Проблемы коэволюции абиотических и биотических событий») и проектом РФФИ 06-05-64284.


^ К ВОПРОСУ О ВНУТРИПОПУЛЯЦИОННОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ ВИДА

Rauserites rossicus (Schellwien) (Foraminifera, ВЕРХНИЙ КАРБОН)

Т.Н. Исакова

Геологический институт РАН, isakova@ginras.ru


В настоящее время вид Rauserites rossicus (Schellwien) имеет особо важное стратиграфическое значение, т.к. рассматривается в качестве одного из возможных биомаркеров нижней границы гжельского яруса Международной шкалы каменноугольной системы. В связи с этим актуальное значение приобретает однозначное понимание диагноза и объема этого вида. Изучение популяции R. rossicus из стратотипического разреза гжельского яруса Подмосковья показало, что у разных экземпляров этой популяции наблюдаются одинаковые по направленности, но различно выраженные морфологические особенности. Так, устойчивыми видовыми признаками являются: изменение формы раковины от внутренних к наружным оборотам, утолщенность септ и скачкообразное развертывание спирали. Отсюда в качестве наиболее характерных признаков R. rossicus можно отметить следующие: значительная вытянутость раковины в наружных оборотах при укороченной форме внутренних оборотов, утолщенность септ во внутренних оборотах и в области устья, неправильная различной интенсивности складчатость септ, скачкообразный переход от внутренних оборотов к наружным за счет резкого удлинения раковины и увеличения высоты оборотов.

Разные особи рассматриваемой популяции, обладая общими видовыми особенностями, проявляют изменчивость формы раковины в наружном обороте, различаются характером складчатости септ во внутренних оборотах. Меняется степень выраженности скачка в увеличение высоты оборотов от внутренних к наружным. В целом, в изученной популяции R. rossicus условно можно выделить три группы: typica, regularis, atypica. Первая (typica) объединяет экземпляры, имеющие удлиненно-веретеновидную до субцилиндрической форму раковины в наружных оборотах и вздуто коротко-веретеновидную во внутренних оборотах. Сладчатость септ неправильная, различной степени интенсивности. Септы утолщены во внутренних оборотах и области устья. В наружных оборотах септы тонкие и ажурные. Внутренние обороты навиты компактно, плотно. Навивание спирали неравномерное, скачкообразное. Резкое удлинение раковины происходит после 2–3 оборотов; также резко увеличивается высота оборотов. Хоматы массивные во внутренних оборотах и бугорковидные в последующих, иногда замещаются псевдохоматами. Вторую группу (regularis) составляют экземпляры, имеющие удлиненно-субцилиндрическую и уплощенно-цилиндрическую форму раковины в наружных оборотах. Внутренние обороты веретеновидные, навиты компактно. Складчатость септ правильная и интенсивная во внутренних оборотах, в наружных становится менее интенсивной и неправильной, может отсутствовать местами. Септы утолщены во внутренних оборотах и области устья. Навивание спирали неравномерное, скачкообразное. Значительное удлинение раковины после равномерного нарастания во внутренних оборотах происходит в четвертом-пятом оборотах. Также резко увеличивается высота наружных оборотов. Хоматы массивные на внутренних оборотах. Третья, самая малочисленная группа (atypica), объединяет экземпляры, характеризующиеся удлиненно-веретеновидной формой раковины в наружных оборотах и коротко-веретеновидной во внутренних. Складчатость септ неправильная. Септы утолщенные в области устья. Внутренние обороты навиты относительно свободно. Спираль «рыхлая». Увеличение высоты оборотов относительно равномерное. Более резко происходит удлинение раковины. Скачок в удлинении приходится на третий-четвертый обороты спирали, что создает видимость неравномерного развертывания спирали. Анализ популяции R. rossicus в Подмосковье показал, что доминантой в них являются особи, объединенные в первую группу (форма typica). Проявление изменчивости морфологических признаков, наблюдаемое на имеющихся экземплярах данной популяции, свидетельствует, что крайними в ряду изменчивости являются экземпляры, включенные в группы regularis и atypica. Работа выполнена при финансовой поддержки проекта РФФИ 06-05-64783.


^ О ТИТОНСКОМ КОМПЛЕКСЕ ДВУСТВОРЧАТЫХ МОЛЛЮСКОВ

МАЛОГО КАВКАЗА

А.А. Касумзаде

Институт геологии НАН Азербайджана, azerkasumzadeh@rambler.ru, www.azerkasumzadeh.narod.ru


В титонских отложениях Малого Кавказа двустворча­тые моллюски являются одной из наиболее богато представленных групп, а ряд разрезов титона характеризуется исключительно двустворчатыми моллюсками. Однако, несмотря на многолетние биостратиграфические исследования титонских отложений Малого Кавказа, монографическому изучению этой группы моллюсков посвящены всего лишь несколько работ, в которых приводится описание или изображения нескольких видов, относящихся родам Velata, Spondylopecten, Plesiopecten (Касумзаде и Романов, 1986, 1987) и Buchia (Захаров и Касумзаде, 2005). До наших исследований в различных стратиграфических работах, по определениям В.Ф. Пчелинцева, М.Р. Абдулкасумзаде и Т.А. Гасанова, приводились несколько видов пектиноид, устриц и рудистов. Последние были известны лишь из титонских отложений Кафанской зоны.

Монографическое исследование коллекции, хранившейся в Институте Геологии НАН Азербайджана, позволило установить в составе титонского комплекса двустворчатых моллюсков Малого Кавказа 42 вида, относящихся 24 родам. Этот комплекс состоит из следующих видов: Cingentolium cingulatum (Goldf), Chlamys (Chlamys) paraphora (Boehm), C. (C.) subtextoria (Münster), Titonopecten acrorysus (Gemellaro et Blasi), Camptonectes (? Camptonectes) grenieri (Contejean), Cmpt. (?Cmpt.) aff. kimmeridgensis (Cotteau), Spondylopecten aequatus (Quenstedt), Sp. subpunctatus (Munster), Plesiopecten subspinosus (Schlotheim), Pl. pseudosubspinosus Kasum-Zade, Velata bonjuori (Loriol), V. spondyloides (Roemer), V. subtilis (Boehm), V. velata (Goldfuss), Buchia mosquensis (Buch), B. ex gr. terebratuloides (Lahusen), Antiquilima cf. discincta (Quenstedt), Ctenoides aff. ctenoides (Boehm), Ctenostreon cf. distans Eichwald, Ct. jinvalensis Ratiani, Ct. rarecostatum Levinski, Limatula oxfordiana Maire, Rastellum gregarea (Sowerby), R. hastellata (Schlotheim), Nanogyra nana (Sowerby), Paleogyra cf. virgula (Defrance), Unicardium oviforme Boehm, Venericyprina sp., Platicardia zitteli (Boehm), Pachyrisma (Pachyrisma) cf. beaumonti Zeuschner, Heterodiceras commune (Boehm), H. acutum (Boehm), H. cf. oviformis (Wojcik), H. cf. angustum Pcel., H. ex gr. bajdarense Pcel., Paradiceras speciosum (Münster), P. cf. karabiense Pcel., Megadiceras urkustense Pcel., Pleuromya tellina Agassiz.

Среди изученных моллюсков выделяются как руководящие для титона формы, к которым в основном относятся представители отрядов Hippuritoida и реже Pectinoida, так и виды, переходящие из оксфорд-кимериджских и реже среднеюрских отложений.

Латеральное распространение титонских двустворчатых моллюсков в изученном регионе неравномерное. Если представители отряда Hippuritoida известны лишь в Дашкесанской подзоне Лок-Агдамской зоны и в Кафанской зоне, то остальные таксоны в основном установлены в титонских отложениях Карабахской зоны.

Подавляющее большинство перечисленных видов являются тетическими. Но наличие в этом комплексе представителей бореального рода Buchia, которые известны и в титонских отложениях Среднекуринской впадины, позволяет судить о существовании в титоне прямых связей между малокавказскими и бореальными бассейнами.


^ ОСТАТКИ ЧЕЛЮСТНОГО АППАРАТА АММОНОИДЕЙ

В НИЖНЕМ КЕЛЛОВЕЕ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ

Г. Койпп1, В.В. Митта2

1 Freie Universität Berlin, keupp@zedat.fu-berlin.de

2 Палеонтологический институт РАН, mitta@paleo.ru


За все время изучения низов среднерусского келловея сделано всего несколько находок остатков челюстей аммоноидей. Преимущественно это единичные аптихи космоцератид из Костромской области (Nikitin, 1884; Mitta, Keupp, 2004) и перисфинктид из Курской (Рогов, Гуляев, 2003), трактуемые как нижние челюсти. Кроме того, опубликована находка нескольких полных челюстных аппаратов микроконхов кардиоцератид из Чувашии (Mitta, Keupp, 2004).

Недавно многочисленные остатки челюстей аммонитов были найдены в различных стратиграфических горизонтах нижнего келловея бассейна Унжи в Костромской области (Mitta, Keupp, 2007). Только один экземпляр Praestriaptychus найден в жилой камере аммонита сем. Perisphinctidae. Остальные находки сделаны совместно с аммонитами семейств Cardioceratidae, Kosmoceratidae и Perisphinctidae (микро- и макроконхами), но отдельно от раковин. Этот фактор затрудняет определение таксономической принадлежности конкретных челюстей. Новый материал уникален по своей сохранности, количеству и разнообразию находок. Челюстные остатки приурочены к стяжениям фосфатизированного песчаника (подзона Subpatruus зоны Elatmae) и фосфорита песчано-глинистого типа (подзона Enodatum зоны Calloviense). Эти стяжения сформировались в песчано-глинистой фации в обстановках сублиторали, и содержат большое количество ископаемых остатков – раковины аммонитов разных возрастных стадий, в т.ч. молоди, двустворок и гастропод, ростры и фрагмоконы белемнитид.

Остатки верхних челюстей демонстрируют их внутренние и наружные пластины очень отчетливо. Судя по всему, эти остатки принадлежат разным таксонам аммонитов, прежде всего кардиоцератидам (совместно встречены преимущественно аммониты родов Cadoceras и реже Eckhardites, и их микроконхи). Но сильная наружная пластина, которая формирует острый резкий ростр, не соответствует описанным ранее (Mitta, Keupp, 2004) челюстям Costacadoceras (= микроконхи Cadoceras).

Различные типы челюстного аппарата аммонитов, аптихи и анаптихи, могут использоваться для реконструкций филогенетических отношений (Engeser, Keupp, 2002). Мы надеемся пополнить уже имеющийся материал, и его изучение позволит получить более дифференцированные данные о различиях в структуре челюстных аппаратов среднеюрских аммоноидей и способе их питания.

Исследование выполняется при поддержке Программы Президиума РАН “Происхождение и эволюция биосферы”, проект “Коэволюционные процессы в морской пелагической биоте и ее ответ на абиотические изменения в критические эпохи палеозоя и мезозоя” и Deutsche Forschungsgemeinschaft (проект 436 RUS 17/56/05). Авторы благодарны А.В. Ступаченко, который нашел и передал для изучения первые образцы с челюстными остатками.


^ ПОЗДНЕТУРНЕЙСКИЕ–РАННЕВИЗЕЙСКИЕ СООБЩЕСТВА АММОНОИДЕЙ УРАЛА И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В.А. Коновалова

Палеонтологический институт РАН, konovalovavera@mail.ru


Изучение таксономической и экологической структуры одновозрастных комплексов аммоноидей из различных регионов позволяет проследить палеобиогеографические взаимосвязи между бассейнами, а также выявить влияние различных обстановок на развитие сообществ. Местонахождения турнейско-визейских аммоноидей зоны Merocanites–Ammonellipsites Урала, Центрального Казахстана и Центральной Азии являются благоприятным объектом для исследований подобного рода.

При экологическом анализе были выделены бентопелагическая, нектобентосная и планктонная жизненные формы. Соотношение их в комплексах значительно варьирует в зависимости от типов местонахождений и фациальной характеристики разрезов.

^ Западный склон Приполярного Урала. Аммоноидеи встречены в известковистых и углистых аргиллитах с конкрециями сидерита, формировавшихся в обстановках борта внутришельфой впадины. Совместно с аммоноидеями встречены наутилоидеи и остракоды глубоководного типа. Основу сообщества образуют нектобентосные (64% видов) формы. Бентопелагические и планктонные виды составляют 20 и 16% соотвественно.

^ На Южном Урале позднетурнейские аммоноидеи развивались в более мелководных условиях шельфовой зоны. Они известны из карбонатных и терригенно-карбонатных отложений Башкортостана. Комплекс аммоноидей обеднен по сравнению с североуральским и представлен видами, характеризующими в основном бентопелагическую (50%) и нектобентосную (37%) жизненные формы.

^ Восточный и Центральный Казахстан. Аммоноидеи найдены в глинисто-карбонатных толщах, сформировавшихся в прогибах со спокойной гидродинамикой. Основу сообществ образуют нектобентосные формы (54%). Около 36% видов составляют бентопелагические формы. Для аммоноидных комплексов Центрального и Восточного Казахстана характерна высокая степень эндемизма как на видовом (100%), так и на родовом уровне, что свидетельствует об изоляции басейна.

^ Центральная Азия. Аммоноидеи найдены на территории Северного и Срединного Тянь-Шаня, в Чаткало-Нарынской структурно-фациальной зоне. Местонахождения приурочены к глубоководным фациям склона и краевым частям биогермных массивов. Наличие общих родов и видов с комплексами аммоноидей Урала указывает на взаимосвязь этих бассейнов. Вместе с тем экологическая структура комплекса значительно отличается. Бентопелагические и планктонные формы составляют 38 и 18%, нектобентосные – 44%.

Таким образом, изучение одновозрастных сообществ, существовавших в бассейнах Урала, Центральной Азии и Центрального Казахстана, показывает наличие связи между фаунами Урала и Тянь-Шаня, в то время как сообщества аммоноидей Казахстана развивались в изолированном бассейне. Тем не менее, несмотря на общие роды и виды, экологическая структура комплексов сильно различалась и во многом была связана с характером осадконакопления. Наиболее разнообразные в экологическом отношении комплексы приурочены к склону и внешнему краю карбонатного шельфа.


^ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЗДНЕМЕЛОВЫХ ВОДНЫХ МАСС НА ТЕРРИТОРИИ ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ ПЛАТФОРМЫ И ЕЕ ЮЖНОГО ОБРАМЛЕНИЯ

Л.Ф. Копаевич

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова lkopaev@geol.msu.ru


В сеноманском веке южная и центральная части Восточно-Европейской платформы были покрыты мелководным морским бассейном с кластическим типом седиментации. Сеноманские отложения насыщены перерывами, фосфоритами и горизонтами конденсации. Карбонатный тип седиментации характерен лишь для территории Западной Украины и северной окраины Причерноморской впадины, хотя примесь кластического материала. Для этого бассейна были характерны фораминиферовые ассоциации с резко выраженным преобладанием бентосных морфотипов. Однако в тех немногих местах, где сохранились от эрозии верхнесеномански и нижнетуронские отложения, встречен комплекс планктонных фораминифер зоны Whiteinella archaeocretacea.

В Юго-Западном Крыму в течение сеномана морской бассейн был относительно глубоководным согласно соотношению планктонных и бентосных фораминифер, а также присутствию глубоководных рыб в верхнесеноманских отложениях. Поздний сеноман совпал здесь с трансгрессивным импульсом, который был осложнен весьма кратковременным регрессивным эпизодом. В придонных обстановках в конце сеномана периодически возникали застойные обстановки, для которых были характерны специфические фораминиферовые комплексы, а также эпизоды «цветения» диноцист и радиолярий. Сходная ситуация существовала в бассейне Северного Кавказа, где глубины могли быть еще большими, особенно в западной его части с турбидитным преимущественно кремнисто-терригенным типом осадконакопления.

На территории Мангышлака преобладал мелководный кластический тип седиментации. В самом конце позднего сеномана имел место кратковременный трансгрессивный импульс и местами возникали условия дефицита кислорода, что подтверждается резким возрастанием соотношения планктон/бентос среди фораминифер.

В раннем туроне происходила регрессия, охватившая большую часть Восточно-Европейской, Скифскую и Туранскую платформы. Только на самом юге, в Крыму и в Предкавказье, морской бассейн продолжал существовать. Мощная трансгрессия началась в середине турона и достигла максимума в конце турона  коньяке. В это время даже к северу от Москвы накапливались слабо карбонатные илы с довольно высоким содержанием планктонных и бентосных фораминифер и известкового нанопланктона. Остальная часть обширного бассейна характеризовалась чисто карбонатным типом седиментации (мел, мергели, различные известняки). В северной и восточной частях Восточно-Европейской платформы для сантонского времени характерен кремнистый тип осадков  кремнистые глины и диатомиты. Морской бассейн в сантоне, вероятно был не менее глубоким, чем в среднем туроне-коньяке, но его осадки отличались большей глинистостью, и, что особенно важно, кремнистостью и широким развитием радиолярий и диатомей.

В раннем кампане между современными долинами Дона и Волги появилась область с накоплением песчаных и кремнистых осадков. В Прикаспийской впадине и в большинстве районов Закаспия существовала обстановка мел-мергельной седиментации с богатой ассоциацией преимущественно бентосных фораминифер. Благодаря открытию трансуральских проливов происходило смешение теплых и холодных водных масс, что отразилось на появлении в составе фораминиферовых комплексов западносибирских таксонов.

Причерноморская впадина была местом накопления писчего мела на западе и более глинистых карбонатных илов на востоке. Горный Крым и большая часть Северного Кавказа представляли собой область с относительно глубоководным режимом осадконакопления, но значительно выше уровня карбонатной компенсации. Здесь формировались карбонатные илы, которые впоследствии превратились в мергельно-известняковую ритмично построенную толщу. Восточная часть Предкавказья была более мелководной, с мел-мергельным типом осадков. Такой же тип седиментации был распространен на большей части Туранской платформы, только в самых южных ее частях режим был более глубоководным, о чем свидетельствует обильный и разнообразный комплекс планктонных фораминифер.

Поздний кампан и ранний маастрихт не принесли каких-либо существенных изменений в конфигурацию и глубину морского бассейна. Однако поздний маастрихт отвечал регрессивной фазе на территории Восточно-Европейской платформы. В Юго-Западном Крыму существовал очень мелководный теплый морской бассейн с песчаными грунтами. В Восточном Крыму в глубоководном бассейне формировались осадки с богатым комплексом тетических планктонных фораминифер. Глубоководный трог Большого Кавказа заполнялся терригенно-карбонатными турбидитами большой мощности.

Южная часть Туранской платформы была покрыты относительно мелководным морским бассейном с песчаными осадками и богатым комплексом бентосных фораминифер и белемнитов. На всей территории фиксируется импульс позднемаастрихтской elegans-трансгрессии. Работа выполнена при поддержке грантов РФФИ 05-05-65157, 06-05-65172 и 07-05-00882.


^ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ ЦЕНТРЫ БИОРАЗНООБРАЗИЯ И СОВРЕМЕННОЕ (ЧЕТВЕРТИЧНОЕ) ВИДООБРАЗОВАНИЕ У РАДИОЛЯРИЙ

С.Б. Кругликова

Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН


Нами исследовались радиолярии полицистины (Euradiolaria) из донных отложений различных районов Мирового океана и полузамкнутых морей: Пацифики, Атлантики, Арктики (Центральный бассейн и окраинные моря), Атлантического и Индоокеанского секторов Антарктики, Гренландско-Исландско-Норвежского бассейна и норвежских фьордов, Охотского и Баренцева морей. Имеющиеся у нас сведения о таксономическом составе сообществ полицистин позволили обосновать предположение о существовании современных (плейстоцен–голоценовых) процессов видообразования. Высокая степень вариабельности и присутствие в географически ограниченных районах близких видов или нескольких видов одного рода, по нашему мнению, является подтверждением этого. Так, Галапагосская спрединговая зона и Восточно-Тихоокеанское поднятие, Охотское море и приполярный район высокой Арктики, как мы полагаем, можно считать центрами современного видообразования. Именно для первых двух районов характерно присутствие многочисленных видов родов Anthocyrtidium, Carpocanium и Pterocorys. В Охотском море распространено несколько видов (или подвидов) родов Ceratospyris, Cycladophora, Trisulcus и др., а для высокой Арктики характерны многочисленные виды (подвиды?) и переходные между ними формы рода Actinomma. Можно предположить, что экстремальные или стрессовые условия – одна из причин интенсивных процессов формообразования (видообразования ?) в Арктике, при чрезвычайно высоких темпах преобразования арктической фауны полицистин в целом.


СОДЕРЖАНИЕ И ФУНКЦИЯ СТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ШКАЛ: ДВА ПОДХОДА _ ДВА ПОНИМАНИЯ ВРЕМЕНИ В ГЕОЛОГИИ (замечания к статье А.С. Алексеева «О содержании и функциях МСШ» // Бюл. МОИП. Отд. геол. 2007. Т. 82, вып. 4. С. 73–79)

С.С. Лазарев

Палеонтологический институт РАН


1. Речь пойдет, как и в статье А.С. Алексеева, о методологии модернизации стратиграфических шкал (СШ), в том числе шкалы международной. Статья Алексеева – полезный логический анализ заявленной проблематики, позволяющий лучше понять прагматическую суть хроностратиграфии (Х): ее конечную и «одну-единственную» цель – «выход на линейную шкалу геологического времени в годах» (с. 77). Так оно и есть, но прилагательное «геологическое» здесь явно неуместно. В этом – суть моего несогласия с методологией Х.

2. Я признаю колоссальную важность и необходимость хронометрических шкал в годах, но настаиваю на том, что эти шкалы должны быть параллельными и независимыми от содержательных геоисторических «шкал» (схем) разной степени общности.

3. Разумеется, субъективность (относительность, неокончательность) любых исторических трактовок есть их онтологическая особенность: «исторический подход не обеспечивает желаемых результатов» (с. 77) – в смысле Х. Поэтому переход к физическим методам позволяет осуществить переход к «геологическому времени в годах». На самом деле это означает переход на метрическую шкалу времени физического, но не геологического.

4. Время физическое появилось в науке как время однородное – основа количественных измерений. Это время сугубо идеальное (запредельное), как идеальны и все материальные сущности в физике: планеты, звезды, яблоки и т. д. редуцированы до понятия «материальная точка» – фундаментального понятия классической физики. Это значит, что на голову Ньютона упало не пресловутое яблоко (биологический объект определенной конфигурации), а «материальная точка» определенной (количественно выраженной) массы. Такова же и абстрактная природа точкообразного времени в физике (в каких бы единицах измерения оно не выражалось). Это – общеединое универсальное время (монотонная длительность) – наследие Вечности.

5. Сущности в стратиграфии, в отличие от таковых в физике, не редуцируются до «голого» количества, но всегда соотносятся с феноменально явленными референтами, объектами-процессами. Соответственно и времен в стратиграфии столько же, сколько феноменально выраженных стратиграфических признаков запечатлено в геологической летописи. Вот почему выход на взаимосвязь времен-процессов (синергийность, системность, каузальность) есть основной механизм упорядочения (классификации) всего разнообразия геологической процессуальности и палеоэкосистемности (Красилов, Круть, Мейен), что актуально и для построения общей шкалы. Осознание этого означало бы осознание онтологической неокончательности геоисторических реконструкций, как и любых других исторических построений (неточные науки).

6. Два разных подхода (два понимания времени в геологии) тянут за собой шлейф альтернативного решения других (вторичных) стратиграфических проблем, затронутых в статье: 1 – проблема изохронности (проблема физическая или геоисторическая?); 2 – принцип приоритета (он не нужен для СШ в годах, но необходим для иерархической формы геоисторических схем); 3 – историко-геологический метод или же только синхронизация в годах ?; 4 – «золотые гвозди», прибивающие к разрезу неизменную концепцию «здесь и сейчас» или же интервал разреза как номенклатурный тип для фиксации названий, но не содержания?; 5 – выбор одной из двух тенденций в развитии стратиграфии.

7. Год назад (Палеострат –7) В.К. Голубев в сущности ратовал за близкие к Х ценности, но чуть иначе, не прикрывая простоту излишней вычурностью: он тоже отказывается от качественно выраженных геоисторических схем (с их классификацией и иерархией), но предлагает свою (тоже количественную) простоту в СШ свести к формальной последовательности элементарных (самых мелких) стратонов-интервалов. Этим он почему-то вызвал «гнев богов» – своих учителей. Но я, как говорится, «не согласен с обоими».


^ ПЕРВЫЙ ОПЫТ ИНФРАЗОНАЛЬНОГО РАСЧЛЕНЕНИЯ ВЕРХНЕЧЕТВЕРТИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ БЕРИНГИИ ПО ДАННЫМ ОЗЕРНЫХ ПЫЛЬЦЕВЫХ ЛЕТОПИСЕЙ

А.В. Ложкин

Северо-Восточный комплексный научно-исследовательский институт ДВО РАН lozhkin@neisri.ru


Палинологический анализ и тщательный хронологический контроль осадков ледниковых, связанных с зонами разломов, кратерных озер позволяют получить непрерывные летописи изменений природной среды Берингии в течение одного или более ледниковых циклов и в голоцене. Реконструкция четвертичных климатов и растительности западной (Северо-Восток Азии) и восточной (Аляска) частей Берингии основывается на 93 ископаемых озерных пыльцевых записях. Наиболее информативная по своей длительности (последние 350 тыс. лет), пыльцевая летопись установлена в верхней 16-метровой толще осадков оз. Эльгыгытгын, образовавшегося при падении метеорита на севере Чукотки.

Пыльцевые зоны в осадках озер Берингии показывают чередование трех типов растительности: доминирование кустарников, преобладание трав и смешанный тип, представленный травянисто-кустарниковыми и лесными сообществами. Травянистая пыльцевая зона, отражающая растительность последней ледниковой стадии позднего плейстоцена, установлена в осадках, образованных моренами, и тектонических озер во всех фитогеографических районах Берингии. В Западной Берингии эта зона датируется 27,4–12,4 тыс. лет назад. Мозаичные тундры, господствовавшие в Берингии в течение последней ледниковой стадии, в результате резкого и быстрого потепления климата замещаются кустарниковой березовой тундрой (пыльцевая зона березы). Датировки по радиоуглероду определяют границы зоны березы в Западной Берингии 12,4–9,5 тыс. лет назад, в Восточной – 14–11 тыс. лет назад. Первый климатический оптимум голоцена проявился на Северо-Востоке Азии экспансией древовидных берез, лиственницы, ольховника в зону современной травянистой тундры и отражен в климатических летописях озер пыльцевой зоной ольхи. Эта зона датирована по радиоуглероду 9,5–8 тыс. лет назад. К максимуму тепла в голоцене в алякинских озерных летописях относится пыльцевая зона тополя (Populus balsamifera), датированная по радиоуглероду 11–9 тыс. лет назад. Весьма показательным стратиграфическим репером на Северо-Востоке Азии является первый послеледниковый пик пыльцы кедрового стланика (Pinus pumila), совпадающий с нижней границей атлантического периода голоцена. Пыльцевая зона сосны датируется в этом регионе 8–5 тыс. лет назад. Она сменяется зоной пыльцы ольхи–сосны–березы (5–2,5 тыс. лет назад) и зоной пыльцы ольхи–сосны (2,5 тыс. лет назад – современность). В Восточной Берингии зона тополя последовательно сменяется пыльцевыми зонами березы–верескоцветных (9–7 тыс. лет назад) и ольхи–ели (7 тыс. лет назад – современность).

Таким образом, непрерывные озерные пыльцевые летописи показывают заметные региональные различия в эволюции позднечетвертичной растительности в западной и восточной частях Берингии. Вместе с тем, выделенные в осадках озер и датированные по радиоуглероду пыльцевые зоны отличаются устойчивым составом спорово-пыльцевых спектров. Они последовательно сменяют одна другую в климатических летописях осадков всех озер Берингии, формировавшихся в течение ледниковых стадий, межледниковья и интерстадиала позднего плейстоцена, в переходный от плейстоцена к голоцену период и в голоцене. Такая особенность пыльцевых зон в отложениях озер Берингии позволяет осуществлять микростратиграфическое расчленение верхнечетвертичных осадочных толщ региона. Исследования поддержаны РФФИ, проекты 06-05-64129 и 07-05-00610, и Национальным научным фондом США.


^ НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЗДНЕПЕРМСКОЙ КАЗАНСКОЙ

(РОУДСКОЙ) ТРАНСГРЕССИИ БОРЕАЛЬНОГО БАССЕЙНА МОНГОЛИИ

И.Н. Мананков

Палеонтологический институт РАН, manankov@paleo.ru


Хангай-Хэнтэйский эпиконтинентальный пермский морской бассейн, отложения которого широко распространены в Северо-Восточной и Центральной Монголии, является южной оконечностью Монголо-Забайкальской провинции Биармийской зоогеографической области (Ганелин и др., 1991) или Монголо-Охотского моря окраинных морей Ангариды (Клец, 2005). Развитие бассейна на территории Монголии подразделяется на два самостоятельных этапа: раннепермский (сакмарско-среднеартинский) и позднепермский (казанско-среднетатарский). Небольшое поле фауниситчески охарактеризованных отложений раннепермского бассейна известно в Северо-Гобийской впадине Центральной Монголии. Наиболее широко распространены морские терригенные отложения, охарактеризованные бентосной фауной казанского возраста. Они прослеживаются в пределах полосы субширотного простирания длиной более 1000 км, шириной до 200 км от северо-восточной границы Монголии до окрестностей аймачного центра Баянхонгор в центральной части страны. С северо- востока на юго-запад казанские отложения широко представлены в бассейне р. Ульдза-Гол (Ульдзинское пермское поле), Цэнхэр-Гол (Цэнхэргольское п.п.), Большой излучины р. Керулен, Северо-Гобийской впадине (Центрально-Монгольское п.п.). Оканчивается полоса на юго-западе страны в Баянхонгорской зоне разломов (междуречье Бурдын-Гол – Туин-Гол). Отложения с комплексом среднетатарской фауны известны только на северо-востоке: в Цэнхэргольском, Ульдзинском полях и окресностях сомона Биндэр (р.Хураху-Гол). Мощность осадочных отложений казанского цикла уменьшается с 3000 м на северо - востоке, до 700 м на юго-западе.

В опорном разрезе нижнеульдзинской подсвиты на склонах горы Таван-Толгой фаунистически охарактеризованные казанские отложения представлены толщей переслаивания разнозернистых полимиктовых песчаников (с редкими прослоями гравелитов), алевролитов, аргиллитов мощностью около 450 м. В нижней части разреза (слой 1, 200 м) содержится редкая фауна плохой сохранности (гастроподы, двустворки, обугленные обрывки флоры). Слои 2 и 3 (~40 м) – переслаивание разнозернистых песчаников с ракушняками брахиопод на 70–80% представленых Mongolosia morenkovi Man. et Pavl. Выше по разрезу монголозиевая толща сменяется более мощной терракиевой, с последовательно сменяющимися видами терракий. Слой 4 (~30 м) – M. morenkovi и Terrakea arguta Man.; сл. 5 (26 м) – Т. arguta; сл.6 (18 м) – T. vernacula Man.; сл.7 (13 м) – T. echinata Man. и T. korkodonensis Lich.; сл. 8 (16м) – спирифериды рода Tumarinia, редкие T. echinata и многочисленные мшанки; сл. 9 (90 м) – чередование песчаников, гравелитов, конгломератов, охарактеризованных ассоциацией спириферид (Tumarinia), линопродуктид (Magadania?), призматическим слоем двустворок Kolymia. Судя по составу фауны, отложения слоя 9 относятся уже к уржумскому ярусу среднетатарской фазы трансгрессии. Наиболее полный разрез, представленный мелкозернистыми песчаниками, алевролитами, аргиллитами мощностью 214 м с комплексом среднетатарской фауны расположен в ~100 км к северо-западу, в окрестностях сомона Биндэр.

Аналогичная смена комплексов брахиопод прослеживается в разрезах приблизительно на протяжении 800 километровой полосы казанских отложений далеко на ЗЮЗ, вплоть до окрестностей сомонов Сант и Эрдэнэ-Далай, в Центрально-Монгольском пермском поле. На западном окончании полосы в разрезах Баянхонгорской зоны разломов картина несколько другая. Здесь, в междуречье Бурдын-Гол – Туин-Гол, в 150 – 200 км к западу от разрезов Центрально-Монгольского пермского поля отсутствуют нижнеказанские отложения охарактеризованные монголозиями и большей части терракий. Комплекс брахиопод представлен Terrakea echinata и спириферидами (тумариниями), аналогичными ассоциации верхнего (8го) слоя опорного разреза казанских отложений. Комплекс более молодых брахиопод, двустворок, мшанок слоя 9 опорного разреза – так же отсутствует.

Характерной чертой трансгрессивно-регрессивных циклов пермских окраинных морей Ангариды (Клец, 2005) является быстрый трансгрессивный этап, с началом которого связано появление или резкое изменение состава бентосного комплекса фауны и расширение площади распространения осадочных отложений. Регрессивный этап значительно более растянут во времени, для него характерно постепенное развитие и смена состава ассоциаций фауны. Несколько иную картину мы наблюдаем в развитии позднеперской трансгрессии в Хангай-Хэнтэйском бассейне. В западной части его отчетливо прослеживаются два пика трансгрессивного цикла. Первый связан с появлением и распространением монголозий и большей части видов терракий; по времени отвечает большей части казани. Второй пик соответствует позднеказанскому времени и отвечает появлению ассоциации T. echinata и тумариний в Баянхонгорской зоне разломов. Трансгрессивный этап позднепермского трансгрессивного цикла значительно растянут во времени, отвечает всему казанскому (роудскому) ярусу. Регрессия происходила очень быстро. Ранне-среднетатарский комплекс фауны с брахиоподами Magadania, Cancrinelloides, двустворками Kolymia, Maitaia встречается в единичных разрезах, и только на северо-востоке Монголии.


^ СТРАТИГРАФИЯ И СТРОЕНИЕ ЖИВЕТСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ВОЛГОГРАДСКОГО ПРАВОБЕРЕЖЬЯ

polozhenie-ob-oblastnom-konkurse-sochinenij-gordost-zemli-sahalinskoj-posvyashennoj-65-letiyu-obrazovaniya-sahalinskoj-oblasti.html
polozhenie-ob-oblastnom-konkurse-sredi-timurovskih-otryadov-estafeta-socialnih-peremen-obshie-polozheniya.html
polozhenie-ob-oblastnom-konkurse-yunih-tehnikov-vremya-vpered-polozhenie-ob-oblastnom-konkurse-detskogo-i-yunosheskogo.html
polozhenie-ob-oblastnom-otkritom-konkurse-kompyuternoj-grafiki-i-animacii-dlya-obuchayushihsya-obrazovatelnih-uchrezhdenij-omskoj-oblasti-protyani-ruku-pomoshi.html
polozhenie-ob-oblastnom-smotre-shkolnih-lesnichestv.html
polozhenie-ob-oblastnom-zaochnom-konkurse-tvorcheskih-rabot-po-kosmonavtikezvyozdnie-dali-obshie-polozheniya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/9-proektirovaniya-planetarnih-peredach-1-osnovnie-opredeleniya-kursa-5.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rolan-bart-semiolog-literaturoved-rolan-bart-izbrannie-raboti-semiotika-poetika.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gosudarstvennaya-administraciya-grazhdanskoj-aviacii-postanovlenie-ob-utverzhdenii-registra-oficialnih.html
  • credit.bystrickaya.ru/po-dokladu-v-s-gershgorina-direktora-nfi-kemgu-zaslushav-i-obsudiv-doklad-gershgorina-v-s.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-obzh-uchitel-luzgin-yu-n.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/s-g-degtyarev-2009-goda-stranica-7.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osnovnoj-i-oborotnij-kapital.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/vskriti-i-oni-soderzhat-konkursnaya-komissiya-v-sostave.html
  • studies.bystrickaya.ru/kratkaya-harakteristika-kulturi-drevnego-egipta.html
  • credit.bystrickaya.ru/p-r-i-k-a-z-ezhekvartalnij-otchet.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/forma-i-vid-duhov-rasskazi-o-chudesah.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/pamyatka-po-rabote-so-strahami-pyat-stupenej-pokoya.html
  • books.bystrickaya.ru/development-of-components-of-information-technologies-for-teaching-educational-subjects.html
  • thescience.bystrickaya.ru/issledovanie-pokupatelskogo-sprosa-napravleniya-modi-i-obnovlenie-modelej-vipuskaemogo-assortimenta-s-uchetom-etih-svedenij.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-ramkah-tretego-napravleniya-predpolagaetsya-formirovanie-edinogo-obrazovatelnogo-prostranstva-universiteta-kotoroe-obuslovleno.html
  • literature.bystrickaya.ru/do-nedavnego-vremeni-problemi-amerikanskoj-ekonomiki-istinnie-ili-mnimie-bili-dlya-grazhdan-rossii-dostatochno-abstraktnimi-ponyatiyami-dazhe-process-padeniya.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chast-1-stati-14-dopolnit-punktom-38-sleduyushego-soderzhaniya-federalnij-zakon.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rekomendacii-po-osnasheniyu-uchebno-vospitatelnogo-processa-vo-vneurochnoj-deyatelnosti-obuchayushihsya-134-obshie-polozheniya.html
  • thesis.bystrickaya.ru/proekt-iii-itogovij-otchet-moskovskij-gosudarstvennij-tehnicheskij-universitet-imeni-n-e-baumana-naimenovanie.html
  • writing.bystrickaya.ru/istoriko-pravovoj-aspekt-zakona-o-vozvrashenii-v-izraile.html
  • credit.bystrickaya.ru/ostrov-pashi.html
  • thesis.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-uchebno-tematicheskoe-planirovanie.html
  • turn.bystrickaya.ru/petrozavodsk-stranica-7.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/raspisanie-zachetno-ekzamenacionnoj-i-ustanovochnoj-sessii.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/politicheskaya-kultura-ponyatie-i-sushnost-2.html
  • tasks.bystrickaya.ru/123-bud-gotov-pryazhnikov-n-s-p77-metodi-aktivizacii-professionalnogo-i-lichnostnogo-samoopredeleniya-uchebno-metodicheskoe.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/koncepciya-entropii-bila-predlozhena-v-1948g-shennonom-entropiya-eto-srednee-kolichestvo-informacii-poluchaemoe-ot-znacheniya-sluchajnoj-peremennoj.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-2-metodicheskie-ukazaniya-dlya-studentov-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-sd-f-tipovie-promishlennie.html
  • notebook.bystrickaya.ru/internacionalizaciya-innovacionnoj-deyatelnosti-tnk-zarubezhnij-opit-i-rossijskaya-praktika.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-33-instrukciya-po-medicinskomu-obesp.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mirnie-predlozheniya-dariya-iii-aleksandru-v-v-veresaeva-grecheskie-pisateli-o-mogushestve-minosa.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-mn-2008-52-s-vposobii-soderzhatsya-rekomendacii-po-podgotovke-napisaniyu-i-oformleniyu-kursovih-i-diplomnih-rabot-v-sootvetstvii-s-trebovaniyami-gost-rb-i-vak-rb.html
  • turn.bystrickaya.ru/pasport-rabochej-programmi-uchebnoj-disciplini-5-struktura-i-soderzhanie-uchebnoj-disciplini.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-federalnogo-komponenta-cikla-opd-f-21-gos-vpo-po-specialnosti-030501-65-yurisprudenciya-oryol.html
  • grade.bystrickaya.ru/o-krasote-vnutrennej-i-vneshnej-v-skazkah-i-rasskazah-posobie-po-vospitaniyu-v-seme-i-shkole.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.