Ocr альдебаран мистер рипли 2 Патриция хайсмит - страница 10
.RU

Ocr альдебаран мистер рипли 2 Патриция хайсмит - страница 10



17


Из своего номера он позвонил Элоизе. Служанка сказала, что Элоиза вместе с родителями ушла в гости. Тогда Том заказал разговор с Гамбургом. Через двадцать минут его соединили. Ривз был на месте.

- Приветствую, Ривз. Это Том. Я в Париже. Как у тебя дела? Ты не мог бы соорудить мнр паспорт tout de suite<Сразу, немедленно (фр.)>? Фотографии я уже выслал.

Ривз был страшно рад. Ну слава богу, наконец-то более или менее серьезная просьба! Паспорт. Ну конечно, конечно. Эти столь необходимые маленькие штучки похищались его людьми тут и там непрестанно. Том осторожно поинтересовался, во что это ему обойдется.

На это Ривз не мог ответить сразу.

- Запиши это в мой долг, - распорядился Том. - Главное, он мне нужен немедленно. Если ты получишь мои фотографии в понедельник утром, сможешь сделать его к вечеру?.. Да, так срочно. У тебя, случайно, никто из знакомых не летит в Париж в понедельник вечером? (“Если случайно никто не летит, пошли кого-нибудь”, - подумал Том.)

Да, сказал Ривз, возможно, найдется такой знакомый. Том настоятельно попросил, чтобы это не был очередной невинный “переносчик”, так как возможности обыскать его карманы или багаж у него не будет.

- Любое американское имя, - сказал Том, - и лучше бы американский паспорт, но и английский сойдет. Пока что я Дэниел Стивене, отель “Ритц”, Вандомская площадь. - На всякий случай Том дал Ривзу телефонный номер отеля и сказал, что встретит посыльного лично, только пусть Ривз сообщит, когда тот прибудет в Орли.

Элоиза тем временем уже вернулась из гостей, и Том мог поговорить с ней.

- Да-да, я в Париже. Хочешь присоединиться ко мне сегодня?

Элоиза хотела. Том был в восторге. Он представил себе, как уже через час они будут сидеть друг против друга и пить шампанское - если, конечно, Элоиза будет не против. Но обычно она не была против.

Том в нерешительности стоял на круглой Ван-домской площади. В каком направлении двинуться? Влево, к Опере, или вправо, в сторону улицы Риволи? Круги всегда раздражали Тома, он предпочитал мыслить квадратами и прямоугольниками. Интересно, где Бернард, подумал он. И на кой ляд тебе второй паспорт? - спросил он себя. Как козырь, припрятанный в рукаве? Дополнительный шанс на свободу? “Я не могу писать, как Дерватт, - сказал Бернард. - Я вообще больше не могу ничего создать, даже под своим именем”. Может быть, в этот момент Бернард перерезает себе вены в какой-нибудь парижской гостинице? Или, прислонившись к перилам моста через Сену, выжидает момент, когда никого не будет поблизости и можно будет прыгнуть?

Том пошел напрямик в сторону улицы Риволи. В этом районе после захода солнца не было ничего интересного. Витрины магазинов были закрыты ставнями со стальными брусьями или цепями, охранявшими всякую дребедень, предназначенную для туристов, - шелковые носовые платки с надписью “Париж”, шелковые галстуки и рубашки по немыслимой цене. Он подумал, не взять ли такси до шестого округа, где было оживленнее, и побродить там, выпить пива в баре “Липп”. Однако существовала опасность, что там он наткнется на Криса. Том вернулся в отель и заказал разговор со студией Джеффа.

Телефонистка предупредила, что на это потребуется минут сорок пять, так как линия перегружена. Однако спустя полчаса их уже соединили.

- Алло! Париж?.. - можно было подумать, что это не Джефф, а какой-нибудь дельфин, говорящий со дна моря.

- Да, Париж. Это Том! Ты меня слышишь?

- Плохо!

Но все-таки не настолько плохо, чтобы прерывать связь и заказывать разговор заново. Том продолжал:

- Я не знаю, где Бернард сейчас. Вы не получали от него никаких вестей?

- Почему ты звонишь из Парижа?

Объяснять это при такой слышимости вряд ли имело смысл. Спасибо, хоть удалось разобрать, что Бернард им не звонил.

- Они сбились с ног в поисках Дерватта! - прокричал Джефф. (Последовал ряд английских ругательств.) - Черт их побери! Если я не слышу тебя, вряд ли кто-нибудь на линии может понять хоть одно...

- D'accord!< Согласен (фр.).> - откликнулся Том. - Поведай мне свои печали.

- Возможно, жена Мёрчисона...

- Что?.. - О господи! Нет, все-таки телефон - дьявольское изобретение. Надо срочно возвращаться к перу с бумагой и почтовым пароходам. - Ничего не слышу!

- Мы продали “Ванну”... Они просят... за Дерватта! Том, если бы только...

Неожиданно их прервали.

Том в ярости швырнул трубку на рычаг и тут же схватил ее, чтобы высказать телефонистке все, что он по этому поводу думает, но опять положил трубку. Телефонистка не виновата. И никто не виноват - по крайней мере, из тех, до кого можно добраться.

Итак, миссис Мёрчисон приезжает, как Том и предполагал. Возможно, ей известна теория ее мужа о фиолетовых тонах. Интересно, кому продали “Ванну”? И где Бернард? В Афинах? Может быть, он решил пойти по стопам Дерватта и утопиться на каком-нибудь из греческих островов? Том уже видел мысленно, как едет в Афины. Как называется тот остров Дерватта? Икария? Где он находится? Надо будет выяснить завтра в туристическом агентстве. Том сел за стол и настрочил записку:

“Дорогой Джефф!

Если вы вдруг встретитесь с Бернардом, то учтите, что я мертв. Бернард думает, что убил меня. Объясню позже. Не говори об этом никому - я пишу это только на тот случай, если вы увидитесь с Бернардом, и он скажет, что убил меня. Притворитесь, что верите ему, и ничего не предпринимайте. Задурите Бернарду голову и постарайтесь его утихомирить, пожалуйста.

Всего наилучшего, Том”.

Том спустился в холл, купил марку за семьдесят сантимов и отправил письмо. Джефф, наверное, получит его только во вторник. Но отправлять подобное сообщение телеграммой было бы неосторожно. Или не было бы? “Для Бернарда я - под землей”. Вряд ли Джефф с Эдом поймут, что это значит. Он все еще размышлял об этом, когда в холл вошла Элоиза. Том был рад видеть, что ее чемоданчик при ней.

- Добрый вечер, мадам Стивене, - приветствовал он ее по-французски. - Сегодня ты мадам Стивене. - Том хотел проводить ее к портье, чтобы она зарегистрировалась, но потом решил, что сойдет и так, и они направились к лифту.

Три пары глаз следили за ними. Она его жена? Гм.

- Том, ты очень бледен!

- День был утомительный.

- Ой, а что это...

- Тс-с-с...

Она имела в виду рану на голове. Элоиза всегда все замечала. Кое-что ей придется объяснить, но, конечно, не все. Описывать могилу - бр-р-р... Это было бы слишком ужасно для нее. И выставило бы Бернарда убийцей, а он им не был. Том уплатил чаевые лифтеру, который настоял на том, чтобы донести вещи Элоизы до номера.

- Что у тебя с головой?

Том снял темно-зеленый с голубым шарф, которым высоко обмотал шею, чтобы не видно было кровь.

- Бернард ударил меня. Но беспокоиться не о чем. Снимай обувь, раздевайся. Устраивайся, как дома. Шампанского хочешь?

- С удовольствием.

Он заказал по телефону шампанское. Том испытывал легкое головокружение, как при высокой температуре, но он знал, что все дело лишь в слабости и потере крови. Не накапал ли он кровью дома? Нет, он вспомнил, что проверил это перед уходом.

- А где Бернард? - Элоиза скинула туфли и осталась босиком.

- Не имею понятия. Может быть, в Париже.

- Вы подрались? Он не хотел уезжать?

- Ну, настоящей дракой это не назовешь. У него расстроены нервы. Но все это ерунда, не обращай внимания.

- Но почему ты уехал в Париж? Он что, все еще у нас дома?

А может быть, и так, вдруг подумал Том. Правда, Бернард забрал все свои вещи - Том проверял. А попасть обратно в дом он мог, только разбив стеклянные двери.

- Нет, его нет у нас дома, - сказал он.

- Я хочу осмотреть твою голову. Пойдем в ванную, там светлее.

В дверь постучали. Их заказ выполнили быстро. Осанистый седовласый официант улыбнулся, когда хлопнула пробка. Бутылка с приятным хрустом вошла в ведерко со льдом.

- ^ Merci, m'sieur, - сказал официант, принимая от Тома банкноту.

Они подняли бокалы - Элоиза несколько неуверенно - и выпили. Элоиза хотела первым делом осмотреть его голову. Том подчинился. Он снял рубашку, нагнулся и закрыл глаза, пока Элоиза промывала рану с помощью полотенца. Он постарался не слушать ее причитаний, которые предвидел.

- Рана неглубокая, иначе она не кровоточила бы так, - сказал он. От мытья кровотечение, понятно, усилилось. - Возьми другое полотенце, - возьми что-нибудь, - сказал Том, выходя в спальню, где неожиданно ноги у него подкосились, и он мягко опустился на пол. Но сознания он не потерял и пополз обратно в ванную, так как там пол был выложен керамической плиткой.

Элоиза сказала, что надо наклеить лейкопластырь.

На минуту Том все-таки отключился, но не стал говорить об этом. Он добрался до туалета, где его вырвало. Взяв у Элоизы намоченное полотенце, он вытер им лицо. Спустя пару минут он стоял в ванной возле умывальника, потягивая шампанское, в то время как Элоиза сооружала повязку из маленького носового платка.

- Почему ты носишь с собой лейкопластырь? - спросил он.

- Он мне нужен для ногтей.

Это было выше его понимания. Он придерживал пластырь, пока Элоиза отрезала от него кусок.

- Пластырь розового цвета, - сказал он. - Это попахивает расовой дискриминацией. Американское движение за права негров не потерпело бы этого.

Элоиза не поняла - Том говорил по-английски.

- Я объясню тебе это потом.

После этого они забрались в постель - шикарную широкую постель с четырьмя пухлыми подушками. Элоиза пожертвовала свою пижаму, чтобы подложить Тому под голову, если вдруг опять начнется кровотечение, но он не думал, что оно начнется. Элоиза улеглась голышом и была наощупь удивительно гладкой - как мрамор, - только мягкой и теплой. Момент был неподходящим, чтобы заниматься любовью, но Том все равно был очень счастлив и совсем не думал о завтрашнем дне. Возможно, это было неразумно с его стороны, но он решил побаловать себя и расслабиться. В темноте он слышал, как шипит шампанское в бокале Элоизы, и как она ставит пустой бокал на столик. Он прижался щекой к ее груди. “Элоиза, ты единственная женщина, которая заставляет меня ощущать настоящий момент”, - хотел он сказать, но чувствовал себя слишком усталым, чтобы говорить, да и мысль была, возможно, не такой уж глубокой.

Утром Тому волей-неволей пришлось дать Элоизе кое-какие объяснения, и он постарался сделать это поаккуратнее. Он сказал, что Бернард расстроен из-за своей английской подружки, что он может покончить с собой, и поэтому Том должен найти его. Возможно, он в Афинах. А поскольку полиции, которая разыскивает Мёрчисона, было важно не терять Тома из поля зрения, то лучше всего, если она будет думать, что он в Париже - у кого-нибудь из друзей, например. Он сказал Элоизе, что в понедельник ему должны привезти фальшивый паспорт. Они завтракали в постели.

- Не понимаю, что ты так нянчишься с этим чокнутым, - он ведь даже ранил тебя.

- Дружба есть дружба, - сказал он. - Почему бы тебе не вернуться в Бель-Омбр и не составить компанию мадам Аннет? Или, - сказал он, оживившись, - мы позвоним ей, а ты проведешь весь день и еще ночь со мной. Но лучше на всякий случай сменить отель.

- Ох, Тоом, - вздохнула Элоиза, но он знал, что на самом деле она не расстроена. Ей нравилось хитрить и делать секрет из того, в чем секрета не было. Она рассказывала Тому, какие штуки они с друзьями обоих полов проделывали в отрочестве, когда им надоедала родительская опека. Не хуже тех, что сочинял Кокто<Жан Кокто (1889-1963) - французский писатель, художник, театральный деятель, чье творчество развивалось от дадаизма к сюрреализму.>.

- Нам надо поменять фамилию. Какую ты хотела бы взять? Она должна быть американской или английской - из-за меня. А ты - моя жена-француженка. - Том говорил по-английски.

- Хм-м... Гладстон?

Том расхохотался.

- Что смешного в фамилии Гладстон?

Элоиза терпеть не могла английский язык, потому что ей казалось, что все слова в нем имеют вторые, гадкие значения, которых ей ввек не освоить.

- Да нет, в самой фамилии нет ничего смешного, просто Гладстон был изобретателем чемодана.

- Изобретателем чемодана? Ты смеешься. Чемодан есть чемодан - что тут изобретать? Брось разыгрывать меня.

Они переехали в отель “Амбассадор”, на бульвар Осман, в девятом округе. Тут царила консервативная и респектабельная атмосфера. На этот раз Том зарегистрировался как Уильям Теник с женой по имени Мирей. Он еще раз позвонил в Гамбург и сообщил свое новое имя, адрес и номер телефона человеку с немецким акцентом, который жил у Ривза и часто снимал трубку, когда звонили.

После обеда Том с Элоизой сходили в кино и вернулись в отель к шести часам. От Ривза звонков пока не поступало. Том предложил Элоизе позвонить мадам Аннет и сам тоже поговорил с ней.

- Да, мы в Париже. Простите, что я вчера не оставил вам записки... Может быть, мадам Элоиза вернется домой сегодня вечером - пока точно не знаем. - Он отдал трубку Элоизе.

Было ясно, что Бернард в Бель-Омбр не появлялся, иначе мадам Аннет непременно упомянула бы об этом.

Спать они легли рано. Том безуспешно пытался уговорить Элоизу снять нелепые полоски пластыря с его затылка. Она купила какую-то французскую антисептическую жидкость цвета лаванды и пропитала ею повязку. Еще в “Ритце” она выстирала его шарф, и к утру он высох. Около полуночи позвонил телефон. Ривз сказал, что ему доставят то, что он просил, завтра вечером, в понедельник, самолетом “Люфтганзы”, прибывающим в Орли рейсом № 113 в 00.15.

- А как зовут человека? - спросил Том.

- Это женщина, Герда Шнайдер. Она узнает тебя по описанию.

- Замечательно, - сказал Том, очень довольный тем, что его заказ уже выполнен, хотя фотографии еще даже не дошли. - Хочешь съездить со мной в Орли завтра вечером? - спросил он Элоизу, после того как положил трубку.

- Я отвезу тебя. Я хочу быть уверена, что с тобой ничего не случится.

Том сказал, что его автофургон стоит на станции в Мелёне, и предложил позвонить Андре, парню из Вильперса, который иногда приходил к ним помочь в саду, и попросить его забрать машину и передать ее Элоизе.

Они решили остаться в “Амбассадоре” еще на одну ночь - на случай, если с паспортом будут какие-либо осложнения. Том подумывал о том, чтобы рано утром во вторник вылететь в Грецию, но окончательно решить это можно было лишь при наличии второго паспорта. К тому же надо было освоить новую подпись. И все это ради того, подумал он, чтобы спасти Бернарда. Том очень хотел бы поделиться с Элоизой своими чувствами и мыслями по этому поводу, но боялся, что она его не поймет. Может быть, она поняла бы его, если бы знала о подделках? Да, возможно, но только умом. Она сказала бы: “Но почему ты взваливаешь все на свои плечи? Разве не должны Джефф с Эдом позаботиться о своем друге и кормильце?” Том не стал ничего ей рассказывать. В определенном смысле лучше быть одному - легче действовать, когда у тебя развязаны руки и не сковывает ничье сочувствие.

Все прошло прекрасно. Том с Элоизой приехали в Орли в полночь, самолет прибыл по расписанию, и Герда Шнайдер (или женщина, носившая в данный момент это имя) подошла к Тому в зале прибытия.

- Том Рипли? - спросила она, улыбаясь.

- Да. Фрау Шнайдер?

Это была блондинка лет тридцати, интеллигентная на вид, по-настоящему красивая, абсолютно без всякой косметики. Было такое впечатление, будто она только что поднялась с постели, умылась и оделась.

- Мистер Рипли, для меня большая честь познакомиться с вами, - произнесла она по-английски шутливо, но с искренним восхищением. - Мне столько о вас рассказывали.

Том громко рассмеялся. Он никак не ожидал, что Ривз способен привлечь к своим махинациям таких интересных людей.

- Я здесь с женой. Она ждет внизу. Вы проведете ночь в Париже?

Она ответила, что проведет, - у нее уже был заказан номер в отеле “Пон-Рояль” на улице Монталамбер. Том представил ее Элоизе и сходил за машиной, пока женщины ждали его недалеко от того места, где он оставил чемодан Мёрчисона. И только когда они доехали до Парижа и остановились перед отелем “Пон-Рояль”, фрау Шнайдер сказала:

- Я отдам вам ваш пакет. Она открыла свою большую сумочку и вытащила оттуда объемистый белый конверт. В том месте, где остановился Том, было довольно темно. Он взял зеленый американский паспорт и положил его во внутренний карман пиджака. Паспорт был обернут белой бумагой.

- Благодарю вас, - сказал он. - Я свяжусь с Ривзом. Как у него дела?..

Спустя несколько минут Том с Элоизой уже ехали к “Амбассадору”.

- Для немки она очень миловидна, - сказала Элоиза.

В номере Том рассмотрел паспорт как следует. Он был изрядно потрепан, и Ривз постарался привести фотографию в соответствие с этим. Теперь Тома звали Роберт Фидлер Маккей, возраст 31 год, уроженец Солт-Лейк-Сити, штат Юта, по профессии инженер, бездетный. Подпись состояла из узких и высоких букв, тщательно соединенных друг с другом. У Тома такой почерк ассоциировался с двумя-тремя его американскими знакомыми, довольно занудными личностями.

- Элоиза, дорогая, теперь ты должна звать меня Роберт, - сказал Том по-французски. - Извини меня, мне надо попрактиковаться в подделывании подписи.

Элоиза стояла, прислонившись к комоду, и наблюдала за ним.

- Дорогая! Не беспокойся! Все идет прекрасно. - Том обнял ее. - Давай выпьем шампанского!


* * *


Во вторник в два часа дня Том был уже в Афинах. Город выглядел современнее и чище, чем пять или шесть лет назад, когда Том был здесь в последний раз. Он добрался до отеля “Гранд-Бретань”, устроился в номере, окна которого выходили на площадь Конституции, и вышел осмотреться и справиться в других гостиницах о Бернарде Тафтсе. В “Гранд-Бретань”, самом дорогом афинском отеле, он даже спрашивать не стал. В общем-то, Том был на шестьдесят процентов уверен, что Бернард не в Афинах, а на том Дерваттовском острове или на каком-нибудь другом. Тем не менее, проверить было нелишне. Он говорил, что ищет друга, Бернарда Тафтса, у него сорвалась встреча с ним. Его собственное имя не имеет значения. Но если настаивали, он давал его: Роберт Маккей.

- Как можно добраться до греческих островов? - спросил он в одном достаточно респектабельном отеле, где, как ему казалось, должны были кое-что знать о туристском бизнесе. Том решил перейти на французский, хотя в других местах говорил по-английски. - В частности, до Икарии?

- До Икарии? - с удивлением переспросил мужчина, к которому он обратился. Это был один из самых северных островов Додеканеса<^ Группа островов в Эгейском море.>, далеко на востоке. Аэропорта там не имелось. Катера, конечно, ходили, но как часто, мужчина не знал.

На Икарию Том попал в среду. Для этого ему пришлось нанять в Микенах быстроходный катер со шкипером. Том отправился в путь, полный радужных надежд, но остров напрочь развеял их. Местечко, называвшееся, кажется, Армемисти, представляло собой сонный поселок, где не было никаких приезжих - только местные жители в кафе и рыбаки, чинившие сети. После тщетных расспросов о Бернарде Тафтсе, темноволосом худощавом англичанине и т. д., Том решил позвонить в другой островной поселок, Агиос Кирикос. Владелец отеля сказал, что у него Бернард Тафтс не останавливался, но он проверит еще в одной маленькой гостинице и перезвонит Тому. Однако не перезвонил. Том сдался. Безнадежно. Все равно что искать иголку в стоге сена. Может быть, Бернард отправился на какой-нибудь другой остров.

И все же этот остров, где Дерватт совершил самоубийство, был окутан тонким покровом тайны. Где-то здесь, на этом желтовато-белом песчаном берегу, Филип Дерватт погрузился в морские волны и не вернулся обратно. Том сомневался, что имя Дерватта может пробудить какие-либо воспоминания у местных жителей. Тем не менее он попытался расспросить владельца кафе, но, как и следовало ожидать, безрезультатно. Дерватт пробыл здесь не больше месяца, и было это шесть лет назад. Том пообедал в маленьком ресторанчике бараниной с рисом и тушеными помидорами, после чего отправился в бар на поиски шкипера, который сказал, что будет там до четырех часов.

Они поплыли обратно в Микены, где жил шкипер. Чемодан Тома был при нем. Том был разочарован и устал, но ему не сиделось на месте. Удрученно потягивая сладкий кофе в одном из баров, он решил, что этим же вечером уедет в Афины. Он вернулся на причал, где впервые встретил шкипера, но нашел его только дома. Тот ужинал.

- Сколько вы возьмете за то, чтобы отвезти меня сегодня в Пирей? - спросил Том. У него еще оставались американские дорожные чеки. Последовали жалобы на тяготы пути и массу прочих трудностей, но деньги, как всегда, решили вопрос. Тому удалось даже поспать, привязавшись к деревянной скамейке в маленькой каюте суденышка. До Пирея они добрались где-то около пяти утра. Шкипер по имени Антиной был возбужден - не то от усталости, не то из-за заработанных денег, а может быть, и из-за узо. Антиной сказал, что в Пирее у него есть друзья, которые будут счастливы видеть его.

Утренний холод пронизывал Тома. Ему пришлось озолотить водителя такси, чтобы тот отвез его к отелю “Гранд-Бретань” на площади Конституции в Афинах.

Тому дали номер, но не тот, в котором он останавливался. Тот они еще не успели убрать, откровенно признался портье. Написав на клочке бумаги телефон студии Джеффа, Том отдал его портье и попросил соединить его с Лондоном.

После этого он поднялся к себе в номер и принял ванну, не забывая о телефоне. Но разговор дали только без четверти восемь, когда он был уже в постели.

- Это Том, я в Афинах, - сказал он, борясь со сном.

- В Афинах?

- Есть какие-нибудь новости о Бернарде?

- Нет. А что ты там...

- Я еду в Лондон. Буду сегодня вечером. Готовьте грим. О'кей?


18


В четверг, повинуясь внезапному порыву, Том купил себе в Афинах зеленый плащ, причем такого типа, какой он, Том Рипли, ни за какие коврижки не выбрал бы для себя в нормальных условиях. В плаще было полно ремешков и кармашков с клапанами; некоторые из них застегивались двойными колечками, другие были снабжены маленькими пряжками, как будто плащ предназначался для человека, таскающего на себе фляжки с водой, депеши, патроны, комплект обеденных принадлежностей и парочку дубинок со штыком. От плаща разило дурным вкусом, и Том надеялся, что это сыграет положительную роль на английской таможне, - если, паче чаяния, кто-нибудь из пограничников запомнил его внешность с прошлого раза. Он также расчесал волосы на правый пробор вместо обычного левого, хотя на фотографиях, снятых в фас, пробора не было видно. Очень удачно, что на его чемодане не имелось инициалов. Встал вопрос о деньгах, так как у Тома были при себе в основном дорожные чеки на имя Томаса Рипли, и в Лондоне он не мог расплачиваться ими, как сделал это с греческим шкипером. Правда, у него оставались драхмы, обмененные им на франки, взятые у Элоизы, и он мог купить на них билет до Лондона, а там Джефф с Эдом ссудят его необходимой суммой. Он вынул из бумажника документы Тома Рипли и переложил их в задний карман брюк, застегивающийся на пуговицу. Но, скорее всего, эти предосторожности были излишни: вряд ли его будут обыскивать.

Паспортный контроль он прошел благополучно.

- Сколько времени вы собираетесь пробыть в Англии?

- Я думаю, дня четыре, не больше.

- У вас деловая поездка?

- Да.

- Где вы остановитесь?

- В отеле “Лондонер” на Уэлбек-стрит.

Опять он доехал автобусом до автовокзала и позвонил оттуда в студию Джеффа. Часы показывали 22.15.

Ему ответил женский голос.

- Позовите, пожалуйста, мистера Константа или мистера Банбери.

- Их обоих сейчас нет. А с кем я разговариваю?

- Это Роберт Маккей. - Женщине это имя ничего не говорило, потому что Том не сообщил его Джеффу. Но Том понимал, что Джефф с Эдом должны были оставить в студии человека, который знал его. - Это Цинтия?

- Д-да, - неуверенно прозвучал голос. Том решил рискнуть.

- Это Том. А когда вернется Джефф?

- Том! Я не была уверена, что это ты. Они должны придти через полчаса. Может быть, ты пока приедешь?

Том взял такси до Сент-Джонс-Вуд. Цинтия Граднор открыла ему дверь.

- Привет, Том.

Он уже почти забыл, как она выглядит: среднего роста, прямые каштановые волосы до плеч, довольно большие серые глаза. Он ее помнил более полной. И к тому же теперь ей было около тридцати. Казалось, она немного нервничает.

- Ты видел Бернарда.

- Да, но не знаю, где он сейчас. - Том улыбнулся. Он полагал, что Джефф с Эдом послушались его и никому не сообщали, что Бернард пытался его убить. - Может быть, он в Париже.

- Садись же, Том. Выпьешь чего-нибудь?

Том, улыбнувшись, достал бутылку “Уайт хорс”, купленную в Афинах. Цинтия держалась вроде бы вполне дружелюбно. Том был рад этому.

- Бернард всегда сам не свой во время выставок, - сказала Цинтия, готовя выпивку. - По крайней мере, так говорят. Я-то в последнее время его почти не вижу. Как ты, возможно, знаешь. Том ни в коем случае не собирался ей говорить, что Бернард рассказал ему о ее отказе встретиться с ним. Может быть, Цинтия не была настроена так решительно, как это представлялось Бернарду, кто знает. Он весело произнес:

- Бернард не хочет больше писать Дерваттов. Для него это только к лучшему, несомненно. Он говорит, что возненавидел все это дело.

Цинтия подала Тому стакан.

- Это мерзкое дело. Мерзкое!

Да, Том был согласен. Мерзкое. Убеждало в этом хотя бы то, как передернулась Цинтия. Убийство, ложь, мошенничество - мало приятного.

- Да, к сожалению, это зашло слишком далеко, - сказал он. - Но дальше не пойдет. Это будет последнее явление Дерватта народу. А может быть, Джефф с Эдом решили, что мне не стоит устраивать представление, - я не знаю.

Цинтия, казалось, не обратила на его слова внимания. Это было странно. Том сел, Цинтия же продолжала ходить взад и вперед по комнате и, похоже, прислушивалась, не раздадутся ли шаги Джеффа и Эда на лестнице.

- Что случилось с этим американцем, Мёрчисоном? - спросила она. - Джефф с Эдом сказали, что завтра вроде бы приезжает его жена.

- Увы, я ничего не знаю, - ответил Том как можно спокойнее. Он не мог допустить, чтобы вопросы Цинтии вывели его из равновесия. Ему и без того было нелегко. Господи боже, его жена завтра приезжает.

- Мёрчисон знает, что картины - подделка. Откуда у него такие сведения?

Том пожал плечами.

- Ему так кажется. Он много рассуждал о духе и общем настроении картин, о личности художника - не думаю, чтобы он мог убедить специалиста. И, положа руку на сердце, кто может теперь провести четкую грань между работами Дерватта и Бернарда? Разве что эти пошлые зануды, художественные критики-самозванцы. Слушать их или читать их рецензии - одна тоска: пространственные концепции, пластические решения и прочая мура. - Том рассмеялся и взмахнул руками, чтобы выпростать манжеты из рукавов, - на этот раз у него получилось. - Мёрчисон видел картины у меня дома - и дерваттовскую, и подделку. Я, конечно, пытался переубедить его, и, насколько я могу судить, мне это удалось. Я думаю, он оставил намерение встречаться с этим экспертом из Галереи Тейт.

- Но куда он исчез? Том помедлил.

- Загадка. А куда исчез Бернард? Не знаю. Мало ли что было на уме у Мёрчисона. Может, у него имелись какие-то свои причины, чтобы исчезнуть. Или же в Орли орудует какая-то таинственная банда, - добавил он нервно. Он уже с трудом переносил разговоры на эту тему.

- Это очень усложняет все. Похоже на то, что его убрали, потому что он знал о подделках.

- Вот я и собираюсь распутать это. И раскланяться. Фальсификация не доказана. Ох, Цинтия, дело это действительно малоприятное, но раз уж мы зашли так далеко, то надо дойти до какого-то конца.

- Бернард говорил, что хочет сознаться во всем - полиции. Может быть, в данный момент он это и делает.

Такая возможность и в самом деле существовала. Но это было бы ужасно. Том даже слегка содрогнулся, как Цинтия незадолго до этого. Он залпом осушил стакан. Да уж, если как раз в тот момент, когда он завтра войдет в роль Дерватта, неожиданно вломятся полицейские с ехидными улыбками, это будет катастрофа.

- Не думаю, что Бернард так поступит, - сказал он, сам не до конца веря своим словам.

Цинтия посмотрела на него.

- Ты пытался разубедить Бернарда?

Том вдруг остро ощутил ее враждебность - враждебность, копившуюся, как он знал, годами. Ведь это он заварил всю эту кашу.

- Да, пытался, - сказал он. - По двум причинам. Во-первых, это погубило бы Бернарда как художника, а во-вторых...

- Если ты имеешь в виду художника Бернарда Тафтса, то его уже давно не существует.

- А во-вторых, - продолжал Том как можно мягче, - в этом, к сожалению, замешан не только Бернард. Это погубило бы и Джеффа с Эдом, и тех, кто занимается производством художественных материалов, - если только они не докажут, что не знали о подделках, - но вряд ли им это удастся. И еще эта художественная школа в Италии...

Цинтия тяжело вздохнула. Казалось, она не могла говорить. А может быть, не хотела больше. Она еще раз обошла квадратную студию и взглянула на огромную фотографию кенгуру, приклеенную к стене. - Я уже два года не была в этой комнате. Джефф живет все шикарнее.

Том промолчал. С облегчением он услышал шаги и отдаленные мужские голоса.

В дверь постучали.

- Цинтия! Это мы! - раздался голос Эда. Цинтия открыла дверь.

- Том!! - завопил Эд и бросился обнимать его.

- Привет, привет! - не менее радостно восклицал Джефф.

У Джеффа в руках был маленький черный чемоданчик, в котором, как знал Том, находился грим.

- Пришлось навестить нашего друга в Сохо, опять позаимствовать грим, - сказал Джефф. - Как дела, Том? Как в Афинах?

- Довольно мрачно, - ответил Том. - Угощайтесь, ребята. Полковники портят погоду. Правда, грома пушек я не слышал. Эй-эй, я надеюсь, сегодня представления не будет? - добавил он, увидев, что Джефф открывает чемоданчик.

- Нет-нет, я просто проверяю, все ли на месте. От Бернарда вестей не было?

- Ну что за вопрос. Нет конечно. - Он смущенно взглянул на Цинтию, которая стояла в другом конце комнаты, прислонившись к шкафу и сложив руки на груди. Может быть, она знала, что он искал в Греции Бернарда, и надо было сказать ей об этом? Впрочем, это не имело значения.

- А от Мёрчисона? - спросил Эд через плечо, наливая себе виски.

- Нет, - сказал Том. - Оказывается, завтра приезжает миссис Мёрчисон?

- Возможно, - ответил Джефф. - Уэбстер так сказал - он звонил сегодня. Ну, знаешь, инспектор из Скотланд-Ярда.

Том был абсолютно не в состоянии говорить в присутствии Цинтии. Он и не говорил. Даже спросить что-нибудь несущественное - например, “Кто купил “Ванну”?” - и то он не мог. Цинтия излучала враждебность. Выдать она их, возможно, не выдаст, но настроена она была явно против них.

- Кстати, Том, - сказал Эд, протягивая стакан Джеффу (Цинтия еще не допила свое виски), - ты можешь переночевать здесь. Мы будем очень рады.

- С удовольствием, - ответил Том.

- А завтра утром, где-нибудь в пол-одиннадцатого, мы с Джеффом позвоним Уэбстеру и скажем ему - или оставим сообщение, - что ты приехал этим утром - то есть, завтра утром - в Лондон на поезде и позвонил нам. Ты якобы гостил у друзей, - скажем, в Бери-Сент-Эдмундс - и не знал, что...

- Тебе просто не приходило в голову, что тебя ищут всерьез и надо сообщить полиции о своем местонахождении, - проговорил Джефф скороговоркой, будто ребенок, читающий заученный стишок. - В общем-то, торжественного приема тебе никто и не готовил, улицы специально по этому случаю не убирали. Они просто спросили нас пару раз, где находится Дерватт, а мы отвечали, что, вероятно, где-нибудь в провинции у друзей.

- ^ D 'accord, - сказал Том.

- Ну, мне пора, - сказала Цинтия.

- О, Цинтия, ты даже не допила, - сказал Джефф.

- Неважно. - Она потянулась за пальто, Эд помог ей. - Я, в общем-то, хотела только узнать, нет ли чего нового о Бернарде.

- Спасибо, что обороняла крепость в наше отсутствие, - сказал Джефф.

Не слишком удачная метафора, подумал Том. Он встал.

- Я обязательно сообщу тебе, Цинтия, если что-нибудь узнаю. Я тут не задержусь - может быть, завтра уже буду опять в Париже.

Попрощавшись с Циитией в дверях, Джефф с Эдом вернулись в комнату.

- Она действительно все еще любит его? - спросил Том. - Я думал, уже нет. Бернард говорил...

Оба чуть болезненно скривились.

- Так что говорил Бернард? - спросил Джефф.

- Он говорил, что звонил ей из Парижа на прошлой неделе, и что она отказалась встретиться с ним. Может быть, конечно, он преувеличивал, я не знаю.

- Мы тоже, - отозвался Эд, откинув назад свои прямые русые волосы, и налил себе еще виски.

- Я думал, у Цинтии кто-то есть, - сказал Том.

- Да, все тот же парень, - произнес Эд скучающим тоном из кухни.

- Стивен как-то там, - добавил Джефф. - Похоже, ему не удалось разжечь в ней страсть.

- Пороха не хватило! - рассмеялся Эд.

- Работа у нее все та же, - продолжал Джефф, - зарабатывает неплохо. Невеста хоть куда.

- Короче, с ней все в порядке, - бросил Эд нетерпеливо. - Лучше скажи, где Бернард и что ты имел в виду, когда писал, что он думает, будто ты мертв?

Том вкратце объяснил им. Поведал историю о собственных похоронах, постаравшись передать ее с юмором, так что Джефф с Эдом слушали его, округлив глаза, и в то же время не в силах удержаться от смеха.

- Осталась лишь небольшая ранка на голове, - сказал Том. От пластыря он избавился еще по пути в Афины, срезав его в туалете самолета ножницами, которые выкрал у Элоизы.

- Дай мне прикоснуться к тебе! - воскликнул Эд, взяв Тома за плечо. - Джефф, перед нами человек, восставший из могилы!

- Да, вряд ли у нас с тобой это получится, когда придет наш черед, - сказал Джефф.

Том снял пиджак и устроился поудобнее на диване цвета ржавчины.

- Надеюсь, вы догадались, что Мёрчисона больше не существует?

- Такая мысль приходила нам в голову, - кивнул Джефф многозначительно. - А что с ним случилось?

- Я убил его. У себя в погребе, бутылкой. - В этот драматический момент Том подумал, что, наверное, ему следовало бы послать Цинтии цветы. Пусть, если хочет, выкинет их в мусоропровод или в камин. Он пожалел, что был с ней недостаточно предупредителен.

Джефф с Эдом, лишившись дара речи, переваривали услышанное.

- А где труп? - наконец спросил Джефф.

- На дне реки. Недалеко от Вильперса. Кажется, она называется Луэн. - Может быть, сказать им, что Бернард помогал ему избавиться от трупа? Нет, не стоит. К чему лишние треволнения? Том потер лоб. Он почувствовал усталость и прилег, опираясь на локоть.

- О боже, - сказал Эд. - И после этого ты отвез его вещи в Орли?

- Вещи отвез.

- Но ведь у тебя дома экономка? - спросил Джефф.

- Да, пришлось делать все очень осторожно, чтобы она не заметила. Вставать спозаранок и так далее.

- Подожди, а как же могила в лесу - в которой Бернард тебя хоронил? - продолжал допытываться Эд.

- Дело в том, что сначала я закопал его в лесу, а потом явилась полиция с расспросами, и я решил убрать его оттуда, пока они не обнаружили могилу. Ну и... - Том сделал жест рукой вниз. Нет, все же Бернарда лучше не упоминать. Бернард хотел... - чего он хотел? Искупить вину, наверное, и потому не стоит вмешивать его еще и в это дело.

- Ф-фу... - произнес Эд. - Господи боже. Ты сможешь завтра встретиться с его женой?

- Тс-с-с. - Джефф приложил палец к губам, нервно усмехнувшись.

- Смогу, - сказал Том. - Мне пришлось сделать это, потому что Мёрчисон загнал меня в угол - там, в погребе. Он догадался, что это я изображал Дерватта на выставке. Так что если бы я не избавился от него, все раскрылось бы, понимаете? - Том встал и прошелся, пытаясь стряхнуть сон.

Они понимали и были согласны с его доводами, но в то же время он почти физически ощущал, как в их мозгу роятся самые разные мысли: “Все-таки, видимо, Тому Рипли случалось убивать и раньше - и тот случай с Дикки Гринлифом, и еще, кажется, был какой-то парень по имени Фредди. Это, конечно, только подозрения, но, возможно, они родились не на пустом месте. Как сам Том к этому относится и какой благодарности он ждет от “Дерватт лимитед”? Дружбы, поддержки, денег? Или эти вещи равнозначны?” Но Том все же утратил еще не все идеалы и надеялся, что это не так. Он верил, что Джефф Констант и Эд Банбери выше этого. Ведь недаром они были друзьями великого Дерватта, и даже близкими друзьями. Насколько велик был Дерватт? Том оставил этот вопрос. Можно ли назвать великим Бернарда? Как художника - вполне, без всяких оговорок. При мысли о Бернарде (который из верности старому другу годами избегал Джеффа с Эдом) Том выпрямился и сказал:

- Ну так что, друзья? Будете инструктировать меня перед завтрашним интервью? Кто там еще приезжает? Откровенно говоря, я устал, и хорошо бы, чтобы инструктаж был покороче.

Эд стоял рядом с ним.

- Том, против тебя есть какие-нибудь улики в связи с Мёрчисоном?

- Нет, насколько мне известно. Только голые факты, - улыбнулся Том.

- “Часы” действительно украли?

- Я оставил картину в Орли вместе с чемоданом Мёрчисона. Она была упакована отдельно, и кто-то, естественно, свистнул ее. Интересно, у кого на стенке она теперь висит и понимает ли ее нынешний владелец, что приобрел? Впрочем, если понимает, то она не висит на стенке. Так, начнем инструктаж, ладно? Может быть, включить музыку?

Под громкие звуки “Радио Люксембург” они провели генеральную репетицию - правда, без грима, но старый темно-синий пиджак Дерватта, оставленный Бернардом еще с прошлого раза, Том надел, бороду же не приклеивал, а только примерил.

- Что вам известно о миссис Мёрчисон? - спросил Том.

Им практически ничего не было известно, кроме нескольких разрозненных фактов, которые, насколько Том мог судить, говорили о том, что она не слишком агрессивна, но и не робка, не слишком умна, но и не дура. Факты были противоречивы. Миссис Мёрчисон позвонила в Бакмастерскую галерею, и разговаривал с ней Джефф.

- Удивительно, что она не позвонила мне, - сказал Том.

- Ну, мы сказали ей, что не знаем твоего телефона, - объяснил Эд, - и поскольку это все-таки Франция, то она, возможно, еще не успела его разузнать.

- Вы не возражаете, если я позвоню сегодня домой? - спросил Том голосом Дерватта. - И между прочим, вынужден признаться, что я на мели.

Уж что-что, а помочь с деньгами Джефф и Эд были только рады. Наличных у них на руках было полно. Джефф сразу же заказал разговор с Бель-Омбр. Эд по просьбе Тома заварил ему крепкого кофе. Том принял душ и переоделся в пижаму. В ней и в шлепанцах Джеффа он сразу почувствовал себя гораздо лучше. На ночь ему предоставили кушетку в студии.

- Насчет будущего, надеюсь, все ясно? - спросил Том. - Бернард поставил на этом точку. Стало быть, Дерватт навсегда укрывается в своем убежище и спустя какое-то время умирает - то ли мексиканские муравьи его съели, то ли он сгорел вместе с домом и всеми картинами.

Джефф кивнул, начал было грызть ноготь, но тут же отдернул руку.

- Что ты сказал своей жене?

- Ничего. Практически ничего.

Раздался телефонный звонок. Джефф поманил Эда, и они вышли в спальню Джеффа.

- Алло, дорогая! Это я!.. Нет, из Лондона... Ну, у меня изменились планы...

Она скучает без него... А у мадам Аннет опять разболелся зуб.

- Направь ее к нашему врачу в Фонтенбло, - посоветовал Том.

Удивительно, как успокаивающе может действовать телефонный разговор, когда находишься в экстремальных условиях. Том был готов снова полюбить телефон.


okrug-otnosyashijsya-k-konsulstvu-francii-v-sankt-peterburge.html
okruzhayushaya-dejstvitelnost-siloj-chelovecheskogo-soznaniya-otobrazhaetsya-i-preobrazhaetsya-v-slove-po-utverzhdeniyu-h-g-gadamera-podlinnoe-bitie-yazika-v-tom-tolk-stranica-4.html
okruzhayushaya-temperatura-pered-ohladitelem-10-vipusknoj-kollektor.html
okruzhayushij-mir-a-l-oppenhejm-drevnyaya-mesopotamiya.html
okruzhayushij-mir-obrazovatelnaya-programma-rassmotrena-na-pedagogicheskom-sovete-ot-2011-goda.html
okruzhayushij-mir-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-mou-sakmarskaya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/innovacionnoe-razvitie-ezhenedelnij-monitoring-smi-po-tematike-gosudarstvenno-chastnogo-partnerstva-16-22-oktyabrya-2010-goda.html
  • testyi.bystrickaya.ru/6-7-aprelya-2011-goda-stali-dlya-nas-odnim-iz-samih-plodotvornih-dnej-v-nashej-professionalnoj-zhizni-v-tekushem-godu-veti-dni-mi-uchastvovali-v-respublikanskom-sem.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabota-2-tochnost-tipovih-soedinenij-slozhnogo-profilya-pamyatka-dlya-samokontrolya-po-razdelam-raboti.html
  • shkola.bystrickaya.ru/urozhajnost-rajonirovannih-sortov-yarovoj-pshenici-v-zavisimosti-ot-pogodnih-uslovij-i-effektivnost-ispolzovaniya-razlichnoj-uborochnoj-tehniki-v-proizvodstvennih-usloviyah.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-7-interpretaciya-i-predstavlenie-rezultatov-uchebnoe-posobie-rekomendovano-ministerstvom-obshego-i-professionalnogo.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/osobennosti-innovacionnogo-processa-v-sfere-obrazovaniya.html
  • crib.bystrickaya.ru/issledovaniya-razvitiya-franchajzinga-v-sfere-uslug-na-materialah-goroda-almati-i-kompanii-rosinter-restorants-holding.html
  • books.bystrickaya.ru/dinamika-gravitacionnoj-sistemi-sputnik-stabilizator-na-krugovoj-i-ellipticheskoj-orbitah.html
  • lecture.bystrickaya.ru/aleshkovskie-matrosi-poezdka-po-nizovyam-dnepra-glava-i.html
  • abstract.bystrickaya.ru/080105-vivod-sredstvami-yazika-turbo-prolog-lekciya-08.html
  • lesson.bystrickaya.ru/osobennosti-publicistiki-a-platonova-obshaya-harakteristika-i-analiz-problematiki-statej.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tablica-diagramma-ii-predprinimatelstvo-v-sfere-fizicheskoj-kulturi-i-sporta-i-osobennosti-ego-razvitiya-v-subektah.html
  • crib.bystrickaya.ru/kapitaloemkij-tovar-nezavisimie-ot-tekushego-dohoda-vneshnie-ili-ekzogennie-napr-gosudarstvennie-rashodi-vizivayut.html
  • studies.bystrickaya.ru/esli-mi-hotim-vmesto-epigrafa-k-chasti-1.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-psihologicheskoj-sluzhbe-municipalnogo-byudzhetnogo-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-detskij-sad-kombinirovannogo-vida-10-teremok.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-moskovskom-metro-snimut-vsyu-reklamu-krepkogo-alkogolya-gosduma-rf-monitoring-smi-2-aprelya-2008-g.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/perepis-naseleniya-rossii-2002-goda.html
  • reading.bystrickaya.ru/memlekettk-ebek-inspekciyasin-aparatti-taldaumen-amtamasiz-etu-blmn-basshisi-atirau-oblisi-bojinsha-memlekettk-ebek-inspektori-br-brlk-sanati-d-o-3-lauazimdi-zhalaisi.html
  • report.bystrickaya.ru/harakteristika-turistskih-serverov-1-vliyanie-informacionnih-tehnologij-na-razvitie-socialno-kulturnogo-servisa-i-turizma.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-krasnodar-2008.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/punkt-11-profilaktika-vampirizma-11-profilaktika-vampirizma-punkt-12-krov-otvet-na-voprosi-punkt-13.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-6-sokratovskaya-maevtika-kak-sposob-a-v-zberovskij-sokrat-i-afinskaya-demokratiya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/na-porohovoj-bochke-zakat-imperii-dollara-i-konec-pax-americana.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-novosibirsk-2008-soderzhanie.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kadex-iv-haliarali-aru-zhara-pen-skeri-tehnikali.html
  • lecture.bystrickaya.ru/annotaciya-rabochej-programmi-naimenovanie-disciplini-osnovi-teorii-kommunikacii-ukazivaetsya-naimenovanie-v-sootvetstvii-s-uchebnim-planom.html
  • reading.bystrickaya.ru/konspekt-lekcj-dnpropetrovsk-dnu-2008.html
  • exam.bystrickaya.ru/vimogi-do-sistemi-r-telebachennya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/parikmaher-yasha-evgenij-kasimov-povesti-i-rasskazi.html
  • essay.bystrickaya.ru/bez-fundamenta-ne-budet-stoyat-dom-bez-znaniya-fundamentalnih-nauk-ne-sostoitsya-inzhener-stroitel-poetomu-v-tgasu-dayut-multidisciplinarnoe-obrazovanie-sostoya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/dajte-opredelenie-ponyatiya-zoni-chs.html
  • literatura.bystrickaya.ru/ritual-v-tradicionnoj-kulture-vostochnih-slavyan.html
  • uchit.bystrickaya.ru/teoriya-statistiki-lekciya-1.html
  • universitet.bystrickaya.ru/uchebnaya-programma-disciplini-pravovie-osnovi-predprinimatelskoj-deyatelnosti-specialnosti.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-kursu-himiya-dlya-specialnosti-ej-230201-informacionnie-sistemi-i-tehnologii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.